ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№5 (206)
май 2015

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 


Военное и морскoe духовенство в России

 

В Древней Руси и Российском царстве
С древних времён князья и вoeвoды испрашивали благословения священника или епископа перед битвой и брали священников в походы.
Показателен пример преподобного Сергия Радонежского, который в сентябре 1380 года благословил святого князя Димитрия Донского на битву с Мамаем и дал ему двух монахов - Александра Пересвета и Андрея Ослябю.

Первые полковые священники появились в российском воинстве в период царствования Алексея Михайловича (1645-1676 гг.). В 1647 году был издан в Москве второй военный устав, в котором упоминается полковой священник.

В первой четверти XVIII века Пётр I, реорганизовав вооруженные силы, ввёл единую систему военного обучения и воспитания войск - духовное окормление. В уставах появляются главы о священнослужителях.

Пётр I в 1716 – 1717 г.г. законодательно повелевает быть священнослyжителям при каждом полку и иеромонахам на кораблях. Учреждена должность полевого обер-священника. Главой морского духовенства определён обер-иеромонах флота.

В армии и на флоте, помимо православных русских, начинают служить представители других национальностей, особенно немцы и голландцы, которые, как правило, были католиками или протестантами. Взаимоотношения между различными вероисповеданиями регулируются законодательно, православие является государственной религией.

В Российской Империи
В 1800 году Павел 1-ый объединяет военное и флотское духовенcтвo и во гдаве его ставит обер-священника армии и флота.

Учреждена армейская семинария для подготовки военного и морского духовенства, в которой дети армейского духовенства учатся за казённый счёт.

В русских семинариях преподают разнообразные предметы: церковнославянский язык, латинский и древнегреческие языки, а также еврейский, помогающий библейскому толкованию. Кроме древних языков, семинаристам преподавались иностранные языки, французский или немецкий, дающие им доступ к современному миру и источникам иных христианских верований, история и предметы богословского и философского кypcoв.

В программе обучения литературное образование пополнялось естественно-научным образованием, теоретически-прикладным. К геометрии, алгебре, физике добавились лекции по ботанике, сельскому хозяйству и медицине.

Павел Яковлевич Озерецковский – первый обер-священник армии и флота, протоиерей, получил право прямого доклада Императору, минуя Синод.

В 1812 году в состав чинов Главного штаба каждой армии введена должность полевого обер-священника, промежуточная между обер-священником армии и флота и старшим благочинным. Полевой обер-священник назначался Святейшим Синодом, по представлению обер-священника армии и флота, и Императором.

Для отдельных корпусов, в составе штаба корпуса были учреждены должности корпусных священников, руководивших вверенным им духовенством на правах полевых обер-священников действующей армии.
B 1815 году при образовании Главного Штаба была учреждена должность второго обер-священника, которому подчинялось духовенство гвардии, позднее – гренадёров , а в 1840 году 3-его обер-священника Особого Кавказского Корпуса, которому впоследствии подчинялись также церкви казачьих линейных войск на Северном Кавказе.

В 1858 году все обер-священники были переименованы в главных священников, а в 1883-1888гг. произошло объединение военного и морского духовенства под управлением одного главного священника гвардии, гренадёр, армии и флота.

В 1890 году начал выходить журнал «Вестник военного духовенства», переименованный в 1911-1917 годы в «Вестник военного и морского духовенства».

В 1890 году утверждено Положение об управлении церквами и духовенством военного и морского ведомств, учреждено звание протопресвитера военного и морского духовенства, в ведении которого находились все церкви полков, крепостей, военных госпиталей и учебных заведений за исключением Сибири, где дальность расстояний делала неизбежным их подчинение епархиальным архиереям.

Согласно цоложению, образовалась структура военного духовенства в русской армии:
– протопресвитер военного и морского духовенства имел статус генерал-лейтенанта;
– главные священники округов - статус генерал-майора;
– штатные протоиереи и корпусные, дивизионные, бригадные и гарнизонные благочинные - статус полковника;
– нештатные протоиереи и священники благочинные - статус подполковника;
– полковые (батальонные), госпитальные и тюремные священники - статус капитана;
– дьяконы - статус поручика;
– штатные псаломщики из духовного звания - статус подпрапорщика.

По закону протопресвитер военного и морского духовенства, как и епархиальные архиереи, назначался Священным Синодом, после чего утверждался в должности Императором. Протопресвитер стал единственным духовным лицом, свободно перемещавшимся по всей территории Российской империи. Последний протопресвитер Русской армии и флота, Георгий Иванович Шавельский, вспоминает свои бесчисленные поездки по фронтам, с посещением госпиталей, полков, батарей, окопов, нередко под огнём противника. Поездки сопровождались раздачей иконок и крестиков. Безусловно, такие поездки и посещения частей поднимали дух воинов и укрепляли слабых, а также помогали контролировать работу строевых священников. Почти всегда можно было услышать от солдат и офицеров самые хорошие отзывы о работе полковых священников.. Священники делили с воинами все тяжести и опасности войны, успокаивали уставшие души, будили совесть, предохраняли солдат от возникающего на войне чувства ожесточения.

Во время Первой мировой войны 1914-1918 гг. в армии сдужили свыше 5 тысяч священников. В военных округах также служили капелланы, раввины, муллы. Протопресвитеру Г. И. Шавельскому было дано право присутствия на Военном совете непосредственно в Ставке Верховного Главно-командующего и возможность личного доклада Императору.

В 1916 году Высочайшим повелением были введены должности главных священников Балтийского и Черноморского флотов. На 2-ом Всероссийском съезде в Могилёве 1 - 11 июля 1917 году была учреждена выборностъ всех военно-духовных должностей.

Воинская служба как высочайшее служение
Священнослужителям и монахам, согласно 83-му апостольскому правилу и 7-му определению IV Вселенского Собора, запрещено участвовать в военных действияx с оружием в руках. Поэтому на войне, как и в мирное время, священнослужители и монахи носили рясу, совершали таинства, проповедовали Евангелие. Вооружённые только твёрдой верой, со Святым Крестом в руке, военные пастыри шли против врагов в моменты чрезвычайной опасности, в критические минуты упорного боя силой своего воодушевления увлекали за собой к победе.

В боевых условиях священнослужители должны были ежедневно проповедовать «слово Божие перед войсками усердно и вразумительно... внушать любовь к вере, Государю и Отечеству и утверждать в повиновении властям. Полковой священник помогал врачам и санитарам в перевязке раненых, совершал богослужения для больных и раненых, ежедневно обходил палаты,утешал , писал письма от больных на родину, извещал родственников умерших, погребал покойников с возможно большей торжественностью, заботился о кладбищах, устраивал госпитальные библиотеки и т.д.

Церковь учит, что любая война есть зло, связанное с ненавистью, насилием и убийством. Однако война в защиту Отечества благословляется, и воинская служба почитается как высочайшее служение. Служение воина понимается как исполнение заповеди Христовой: «Нет любви выше той, как если кто душу свою положит за други своя». В перерывах между боями, священники служили молебны нa позициях, беседовали с воинами. Когда священники оказывались в плену, они продолжали находиться на своем посту – разделяя с людьми все лишения и скорби, совершая, когда было возможно, богослужения.

С 1915 года на полковых священников возложена была обязанность - собирать сведения о подвигах всех чинов своей части и, по возможности, оповещать об этом родных и близких. Ещё одна важная обязанность всех строевых священников - приведение воинов к присяге. В русской Императорской армии и флоте солдат приводили к присяге обязательно духовные лица одного с ними вероисповедания. Сохранилось интересное описание приёма присяги в одном из полков: «Полковник выводит полк на плац, посередине плаца стоят шесть совершенно одинаковых столиков, покрытых белыми скатертями. Перед столиками, на некотором расстоянии, стоит знаменщик со знаменем полка и ассистентом. Постепенно с другой стороны каждого столика образуются стройные квадраты подтянутых новобранцев.

Перед каждым столиком появляются священнослужители разных религий. Полковой священник с Крестом и Евангелием становится перед первым столиком, перед которым стоит самый большой «квадрат» православных новобранцев. Перед вторым столиком становится католический ксендз, перед третьим - лютеранский пастор, перед четвёртым - мусульманский мулла, перед пятым - еврейский раввин, за шестым стоят тодько два гренадёра. Во время присяги к стопику подходит командир полка, и я вижу, что оба новобранца вынимают из карманов маленькие свёрточки и тщательно разворачивают тряпочки, в которые они завернуты. Развернув тряпочки, вынимают из свёртков двух маленьких деревянных «божков», выструганных из дерева и смазанных салом. Оба деревянных «божка-идола» водворяются на столик, и только тогда командир полка, как высший в глазах новобранцев начальник, приводит обоих гренадеров к военной присяге – «служить верой и правдой Царю и Отечеству».

После революции
16 января 19l8 года институт военного духовенства был упразднён приказом № 39 Народного комиссариата по военным делам. Из армии было уволено 3700 священников и церковнослужителей.

Значительная часть военного духовенства продолжила свою службу а армиях А. И. Деникина, П.Н. Врангеля, А.В. Колчака в годы Гражданской войны 1917-1923 гг.

В Российской Федерации
В 2009 году воссоздан в Вооружённых силах России институт военного духовенства. Это решение было инициировано обращением членов Межрелигиозного совета России, которое подписали Патриарх Московский и всея Руси, верховный муфтий, председатель Центрального духовного управления мусульман России, муфтий,

председатель Совета муфтиев России, муфтий, председатель Координационного центра мусулъман Северного Кавказа, главный раввин, председателъ Федерации еврейских общин России, Пандито хамбо лама, глава Буддийской традиционной сангхи России.

В декабре 2013 года, на совещании Священного Синода Русской Православной Церкви принято Положение о военном духовенстве Русской Православной Церкви в Российской Федерации.

Награды духовенства
К началу ХХ века порядок наград белых священносужителей выглядел следующим образом: набедренник; фиолетовая скуфъя; фиолетовая камилавка; наперсный крест от Святейшего Синода; орден святой Анны з-й степени; сан протоиерея; орден святой Анны 2-й степени; орден святого Владимира 4-й степени; палица; орден святого Владимира 3-й степени; золотой наперсный крест из кабинета Его императорского величества; золотой наперсный крест с украшениями из кабинета Его императорского величества; орден святой Анны 1-й степени; митра. Для иеромонахов из вышеперечисленных наград исключались скуфья, камилавка, сан протоиерея и добавлялся сан игумена (дававшийся после получения ордена святого Владимира 4-й степени) и сан архимандрита (дававшийся после получения палицы или ордена святого Владимира 3-й степени).

До 1885 года священнослужители могли носить ордена, медали и другие светские знаки отличия поверх облачения при совершении богослужений. С 1885 года, по инициативе императора Александра III, ношение духовными лицами светских знаков отличия при совершении богослужений в священном облачении было запрещено. «Исключение из сего правила допускались лишь для знаков ордена святого Георгия и наперсных крестов на Георгиевской ленте».

Отличия, за которые священники могли быть пожалованы орденами с мечами или наперсным крестом на Георгиевской ленте, можно разделить на три группы :
– Во-первых, это подвиг священника в решительные минуты боя с крестом в поднятой руке, рискуя жизнью, воодушевлявшего солдат продолжать сражение. Как правило, это происходило, когда бывали убиты или ранены офицеры полка.

– Во-вторых, это усердное исполнение своих непосредственных обязанностей в особых условиях. Напyтствия и причащение раненых воинов, благословение на бой производились священнослужителем с риском для собственной жизни. Иногда, причащая раненых на поле боя, священник бывал сам тяжело ранен. Часто священнослужители совершали богослужения под огнем противника. Иногда священники погибали при подготовке похорон убитых воинов во время продолжающегося боя.

– И, наконец, духовенство совершало возможные для всех армейских чинов подвиги, например, спасение полкового знамени, вынесение из помещения неразорвавшейся бомбы, приведение в плен солдат и офицеров противника, уговорив их сдатъся ...

Церкви военного и морского ведомств
В XVIII веке обер-священнику были подведомственны только походные церкви при полках. С начала XIX века, в ведомство обер-священника (позднее главного священника, протопресвитера) переходили все новые и новые неподвижные церкви: госпитальные, крепостные, портовые, при военно-учебных заведениях, кладбищах и даже храмы, прихожанами которых, помимо военных чинов, являлись местные жители. Среди походных церквей выделялись сухопутные и судовые.

Престолы военных церквей освящались во имя тезоименитых императорам святых, в память значимых событий из жизни царской семьи и в память событий, связанных с историей учреждения или военными победами полка. Тогда престолы освящались во имя того святого, чей праздник приходился на день памятного события. Походные церкви как правило представляли собой вместительные палатки с престолом, антиминсом, складным иконостасом и иконой - покровительницей части. На передовой линии фронта, богослужение нередко совершалось под открытым небом.

Во многих полковых церквях и храмах военных училищ на стенах укреплялись мемориальные доски с именами воинов, погибших в разных кампаниях, как правило, офицеров поименно, солдат - общим числом. В церквях хранились знамена и всевозможные военные реликвии. В убранстве церквей могли быть использованы элементы воинской символики, например в убранстве церкви Генерального и Главного штаба были использованы изображения ордена святого Георгия.

В 1891 году ведомство протопресвитера военного и морского духовенства включало 12 соборов, 907 храмов из которых 806 полковых церкви, 12 крепостных, 24 госпитальных, 10 тюремных, 6 портовых, 3 домовых и 34 при разных учреждениях. А также 1 протопресвитер, 106 протоиереев, 337 иереев, 2 протодиакона, 55 диаконов, 68 псаломщиков - всего 569 духовных лиц из которых 29 закончили духовные академии, 438 – духовные семинарии, 102 имели училищное и домашнее образование.

«МП»

> В начало страницы <