В этом выпуске: Вехи церковной жизни: Некролог:

№ 4 (229) АПРЕЛЬ 2017

......................................................................
Постники поневоле

Прошли дни Великого Поста, когда православные христиане ограничивали себя в удовольствиях ради Христа. Несмотря на духовную потребность заниматься самоограничением ради духовной пользы, в человеке так или иначе проявляется желание  угодить себе в удовольствиях, развлечениях, во вкусной пище и прочем. Однако пост для христианина не является самоцелью. Церковь на примере святых показывает нам подлинную значимость поста, где пост является только средством к достижению святости. Одним из таких примеров является жизнь двух братьев – святого  преподобного Иоанна, в иночестве Игнатия, и брата его, князя Димитрия.

 

Иоанн и Димитрий были сыновьями Андрея Васильевича Большого (1446-1493), удельного князя Угличского. Отец Иоанна и Димитрия, князь Андрей Большой, был в свою очередь сыном великого князя Московского Василия II Васильевича Тёмного (1415-1462). После смерти Василия Тёмного, братья получили себе в удел земли. Раздел земель привёл к тому, что между четырьмя сыновьями Василия Тёмного началась междоусобная брань. Князь Иоанн III начал вести внешнюю политику, которая проявлялась в том, что все земли в конечном счёте стали подчиняться единому князю. В ходе выполнения данной задачи, в 1491 году был пленён князь Андрей Васильевич Большой  вместе со своими двумя детьми – Иоанном и Димитрием. На тот момент Иоанну было 13 лет, а Димитрию – 12 лет. Через два года князь Андрей скончался.

 

По смерти родителей юных князей перевезли из Белоозера в Вологду, где также держали в тяжких оковах и в самом тесном заключении. Все их имущество, как повествует житие преподобного Иоанна (в схиме Игнатия), «состояло из одной иконы Божией Матери «Всех скорбящих радость» –  наследство и благословение их от родителя».

 

«Чтобы понять всю тягость темничного заключения для юных князей угличских, воспитанных в неге и довольстве, надобно помнить, что такое была тюрьма (темница) у нас в России в XV веке, особенно в таких глухих и отдалённых местах, какими были тогда Белоозеро и Вологда, куда никогда не проникал человеколюбивый и сострадательный взор Государя, откуда не слышны были высшему начальству стоны и вопли узников, и где произвол тюремщика мог безнаказанно заменять закон и справедливость. О Вологодской тюрьме известно, что даже в конце XVII века (1694 года), при Петре Великом, многие умирали в ней от голода, тесноты и духоты. Каково же было в ней за 200 лет ранее?»

 

Таким образом, дети князя Андрея Васильевича Тёмного, «исторгнутые из мира и потому не имевшие даже времени и случая испытать его радости, пристраститься к нему и поддаться его увлечениям, лишённые родных и друзей и видевшие около себя только суровые лица своих стражей, – в чём ином могли находить себе отраду и утешение царственные узники, как не в одной только молитве к Богу и к усердной заступнице всех несчастных и страждущих  – Матери Божией, святая икона которой всегда находилась пред их глазами?» В житии очень ярко повествуется о том, в каком месте оказались совершенно невинные дети князя Угличского.

 

Долгие годы Иоанн, проводя дни и ночи в молитве, как бы не чувствовал тяготы уз и темничного заключения; «он совершенно отрешился от мира и, постоянно имея в уме своем память смертную, достиг такого духовного совершенства и стяжал такое смирение и умиление, что непрестанно проливал слёзы. Тем временем Димитрий начинал изнемогать, предаваться печали и унынию, он старался утешать его, напоминал ему о Боге, о терпении святых, о будущем воздаянии страждущим невинно и не отступал от него дотоле, пока тот не ободрялся и не переставал жаловаться на своё положение». Мы видим как складываются братские отношения между Иоанном и Димитрием. Иоанн постоянно утешает брата, вселяя в сердце и ум осмысление того, что в своем положении они уподобляются святым подвижникам, вспоминая то, что они «шествовали путём скорбным, перенося голод и жажду, стужу и наготу, в темницах и ранах и во всяком лишении и, однако, не унывали о том, а ещё радовались». Также Иоанн постоянно призывал своего брата к молитве за обидчиков. Годами утешая своего брата, Иоанн и сам получал утешение духовное, видя, что помогает брату переносить скорби.

 

И так прошло больше тридцати лет. Все в России переменилось, успокоилось, вот только жизнь братьев близилась к своему завершению. О них никто не думал, не вспоминал, тюрьма должна была сделаться для них могилою.

 

На тридцать второй год их заточения Иоанн заболел, и становилось состояние его все хуже и хуже. Иоанн ждал смерти, она была для него ожидаемой радостью, которая соединит его со Христом. Перед кончиной Иоанн принял постриг с именем Игнатий. «Новый схимник несказанно обрадовался своему ангельскому образу, пролил благодарственные к Богу слезы и после причащения Святых Таин, осенив себя крестным знамением, со словами: «Господи, в руце Твои предаю дух мой», предал страдальческий дух свой Богу. Он скончался тихо и мирно 45 лет от роду, из них 32 года провёл в темнице. Это было 19 мая 1522 года».

 

Димитрий брат Иоанна (Игнатия), после этого впал в отчаяние, долго проливая слёзы над своим братом, который был для него единственным утешением. После смерти инока Игнатия, состоялось погребение на которое не дозволили присутствовать Димитрию. Князь Димитрий не мог без ужаса представить своего положения и свыкнуться с мыслью о своём одиночестве, – падая пред иконою Божией Матери, он со слезами просил Её послать ему смерть для соединения с братом, но ещё долго страдальцу пришлось ожидать её! До последнего надеялся Димитрий получить свободу, особенно когда в город прибыл сын Иоанна III Васильевича великий князь Василий III Иванович. Великий князь Василий III пока был в Вологде, поклонился мощам прославленного преподобного Игнатия, поскольку чудотворная сила исходящая от святых мощей стала известна по всей Руси. По традиции, великий князь мог дать свободу заключенным разбойникам, но все прошло для заключенного Димитрия стороной: о нем никто не вспомнил.

 

Так, князь Димитрий провёл в заточении 50 лет. Был он забыт всеми, так что и время кончины его осталось неизвестным. Одно свидетельство летописца гласит, что погребен был Димитрий Андреевич при ногах своего брата преподобного Игнатия.

 

Икона «Всех скорбящих Радость», перед которой братья проливали слезы, вознося молитвы Богу, сохранилась и по сей день.

 

Об этой иконе рассказывается в статье В.Щербак «Икона Богородицы «Всех скорбящих Радость» (Вологодская)» в газете «Мир Православия», № 3 (228), 2017 год.

 

При прочтении данного жизнеописания, можно понять, что пост – это не цель, а лишь средство к обожению. Ведь два брата были в одинаковых условиях, оба сделались постниками поневоле, но жизнь прожили разную. Преподобный Игнатий, смиряясь и ведя духовную жизнь, находил силы утешать брата своего, обращая все свои стремления к Богу. Димитрий  же, слушая брата и не смиряясь, не смог обрести подлинный покой в своей душе.

 

Так и нам, подобно святому Игнатию, необходимо найти подлинное утешение у Того, Кого мы в молитве именуем Утешителем. И, когда мы вновь будем находиться на поприще Великого поста, найти в себе силы сделаться утешителями всем тем, кто в этом нуждается.

Диакон Аристарх Свиридецкий

..................................................................
comments powered by HyperComments
..................................................................

 

Главный редактор - Митрополит Таллинский и всея Эстонии Корнилий

Церковный цензор - Леонтий Морозкин

Следующий номер газеты выйдет 10 - 25 мая 2017 года

 

 

Издатель: MTÜ "Fjodor Dostojevski Nimeline Preemia" НКО "Премия им. Ф.М.Достоевского

 

Адрес издательства:

11414, Таллин, ул. Паэ 17A -16

E-mail: vladila1320@gmail.com

 

Церковный цензор протоиерей Леонтий Морозкин