СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
> в документ <  вернуться  > в меню <

Вл.Илляшевич, Таллин

Ушел из жизни эстонский поэт Рудольф Риммель

На шестьдесят шестом году жизни 7 сентября покончил собой известный эстонский поэт, эпиграммист и публицист Рудольф Риммель. Он выбросился из окна своей квартиры в таллинской многоэтажке. Шестнадцать стихотворных сборников он оставил эстонской литературе. Среди них любимые народом "Утро" (1963), "Лиричный милиционер и тринадцать хулиганств" (1964), "Сфинкс с васильками" (1969), "После острова феи" (1977), "Лебединая легенда" (1980), "Символ веры" (1990) и "Свободный человек" (1997).

Несколько лет назад трагически ушел из жизни другой известный эстонский поэт Юхан Вийдинг. Он тоже оставил посмертное письмо, которое власти и эстонская пресса практически замолчали, ибо говорилось в нем то, что властям Эстонии никак по духу придтись не могло.

Тотальное замалчивание и негласная цензура царит в нынешней Эстонии, "какой не было даже в пресловутую эпоху Сталина" (слова принадлежат одному из старейших поэтов и писателей Уно Лахту). Более десяти лет эстонская интеллигенция молчит и старается не замечать дикой несправедливости совершенной и совершаемой поныне по отношению к русской части народа Эстонии (40% всего населения!), лишенного в одночасье гражданских прав, униженного и ущемленного. Русофобия, ставшая нормой в выступлениях политиков и в эстоноязычной прессе, безумная вакханалия потребительства, продажа на запад на корню всего достояния народа, порой, как говорят эстонцы, по цене бутерброда - столпы стратегии "мы всегда были частью Запада" для тех кто правил и правит страной. Подавляющее большинство писателей, призванных быть совестью народа, безмолвствовала, молчит до сих пор и …бедствует. Еще один из них сделал свой трагический выбор. Вступление Эстонии в Евросоюз оказался всего лишь поводом, последней каплей в чаше терпения эстонского поэта Рудольфа Риммеля.

Перед тем как совершить свой последний, отчаянный шаг в пустоту он написал посмертное письмо "Последний образ" и предварив его своими стихотворными строками, сложенными двенадцать лет назад …

Обретение самостоятельности

продай леса и море и брег песчаный
прольется не последней твоя разбавленная кровь
продай и честь и стыд, из вен раствор кровяный
еще не все пропало почувствуется вновь
продай и воздух, воды, отчизну прочь с души своей
потом от радости кричи в компашке веселей
продай ребенка и жену чай они не вечные
там где-то похотливо бабы ждут отличные
продай и душу, тело теплое до холодца размякшее
во славу шопинга всеобщего и зряшного
страна до нитки продана - блеснет прорехой голою
ты до гола разоблачись во пляске с дикою истомою
на плитняковом бреге ото льда горячего спляши
и сверху вниз ори эгей вот мы сюда пришли
и маяков огни продай продай все скопом
ну а потом зальется мир потопом

В Юрьев день 1991 года я написал стихотворение "Обретение самостоятельности", которое напечатали в газете "Рахва хяэль" 14 августа, стало быть, за шесть дней до провозглашения Эстонской Республики. Во имя истины прошу опубликовать стихотворение и сейчас /…/ Мне как автору стало жутко от того, что сказанное в "Обретении независимости" исполнилось въяве. Не претворился лишь образ потопа в конце, но и он претворится, если проголосуем за вступление в Евросоюз. Не стоит ждать Ноева ковчега. Эстонское государство еще не сформировалось, в дни независимости его скорее ломали нежели строили. Силы наших т.н. политиков истрачены в основном на борьбу за власть, на драки, разжигание вражды, алчность и т.д. Есть и те для кого объединение с Евросоюзом станет бегством от ответственности за несделанное сейчас и в будущем. Коль скоро присоединимся, то можно будет свалить все беды на шею Брюсселя. Но есть много и тех кто осмелились бы взять на себя ответственность за превращение Эстонии в сильное национальное государство вне Евросоюза (уже не управляемого и стремящегося стать федерацией). Верю, ибо знаю, что самостоятельная Эстония сможет справится со своими делами также успешно как Швейцария, Норвегия, Исландия и все другие, оказавшиеся вне евроловушки.

Бесконечное приманивание людей соской Евросоюза постыдно, унизительно, намеренно ошибочно и, наконец-то, подло. (У соски, по крайней мере, эти четыре значения). За все скопом придется когда-нибудь заплатить и самой суровой платой будет эстонский народ.

Инстинкт самосохранения народа погрузился в сон после 20 августа 1991. Быстро был предан забвению опыт бытия эстонцем. У молодых этот опыт на самом деле отсутствует. Если Эстонию присоединится к Евросоюзу, вновь придет чувство бытия эстонцем. Но тогда с этот горький опыт уже будет ни к чему.

Если потребуется сделать выбор, политика или народ, то нужно выбрать народ; если потребуется сделать выбор, я или народ, нужно выбрать народ; если потребуется сделать выбор из нескольких народов, то нужно выбрать свой народ. Самая глубокая и прекрасная истина, которую узнал от своей мачехи, звучит так: человек должен жить умереть среди своего народа. Мой добровольный уход из жизни вовсе не добровольный, к этому вынуждает меня страх за мой народ. Не воспримите мои решение и поступок как добровольную смерть, но как последний образ. Если вступим в Евросоюз, то с точки зрения истории исчезнет эстонский народ так же в одно мгновение как и я. Этот образ пришел ко мне 25 июня, когда выяснилось, что дело промывки мозгов народу и наполнения евромусором поставлено на самый высокий уровень.

Я хотел освободится от этого образа, но этого не позволили все учащающиеся спектакли евроагитаторов, разъезжающих по всей Эстонии бродячими артистами. Прошу прощения у всех, в отношении кого возможно был невзначай не справедлив.

14 сентября* выяснится, наступит ли в Эстонии новый потоп. Быть может случится так, что эстонцы смогут уберечь от исчезновения также латышский народ и его язык…** Голосовать должны идти все, кому дорога судьба своей страны. Прошу, если кто-то пребывает в сомнении или пожелал остаться наблюдателем, то все же пошел бы и сказал вместо меня НЕТ. Все империи враждебны человеку и разваливаются рано или поздно. Развалится и бизнес-империя под названием Евросоюз. Не важно, произойдет это с кровью или без крови, многие народы к тому времени уйдут в небытие.

Если большинство голосующих скажет присоединению да, то я повел себя как враг своему народу и каждый будет вправе придти и забросать до смерти самую память обо мне.

Многие месяцы в голове крутились две стихотворные строки и я не знаю, должны ли они стать началом или концом четверостишья. Быть может, кто-нибудь поизобретательнее сможет завершить четверостишье. Строки такие:

мы воюем в войне чужой
проливаем в ней кровь свою

(перевод с эстонского стихотворения и письма Рудольфа Риммеля - В.И.)

*14 сентября - в Эстонии референдум по вопросу вступления в Евросоюз.
**В Латвии еврореферендум на неделю позже.

> в документ <  вернуться  > в меню <