"БАЛТИКА"

МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ЖУРНАЛ РУССКИХ
ЛИТЕРАТОРОВ

№2 (1/2005)

ПОЭЗИЯ

 

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу


SpyLOG
Баранов Константин Олегович (1949, Севастополь), закончил Ленинградское высшее инженерное морское училище им. адмирала С.О.Макарова в 1972 году, 20 лет работал на флоте, из которых 2 года матросом, 10 лет штурманом и 8 лет капитаном судов дальнего плавания в Эстонском морском пароходстве. В 2002 году занял первое место на конкурсе авторской песни в Эстонии, лауреат международного фестиваля — конкурса авторской песни «Балаклавские каникулы» в 2004 году, участник фестиваля эстрадной песни «Севастополь-Ялта, 2004». Живет в Таллине.

Константин Баранов

Тучи

 

На желтом берегу,
где тенистые виноградники,
где лодки рыбацкие трутся о пирсы,
укутанные в розы
безмятежного садика,
текут спокойно
ленивые мысли.

Свинцовые тучи
прошли по горизонту.
Пульсом не дрогнули
наши виски.
А вечером слухи
Закату вдогонку —
Не вернулись домой
многие рыбаки.

И слушая звон
Ночью цикадной, яркий факел
Над крышею жгу.
А где-то плачет
Тяжело и надсадно
Старая негритянка
На желтом берегу.

Лайнер

 

Нас измотал туман.
Стоим пять суток у радаров.
Хоть спички ставь,
чтоб не сомкнулись веки.
А по экрану вновь
На нас ползет, усталых,
Пятно большое и зловеще светит.

Все ближе цель.
Басит неугомонными гудками.
И крик бакланов. Чтоб они пропали!
Но есть контакт — возник перед глазами,
Как призрак скал, дворец в металле.

И тысячи огней.
И музыки веселые разливы.
Улыбок свет. И женских ног мельканье.
Морской экспресс богатых и счастливых,
Как замок грез, как райское дыханье.

И захватило дух
От силы блеска и размеров.
Промчался мир, в котором нас не ждали.
Как с плеч гора, ушел заряд из нервов.
Все затянулись табаком в печали.

Чужая красота и счастье
сердца многих ранят.
Везет же им — почти в раю летящим!
Но тихо с бака сообщил впередсмотрящий
Названье чудо-лайнера — «Титаник».

Закат

 

Золотыми перьями небо над деревьями.
Петухами красными вдалеке закат.
Нам от одиночества чьей-то ласки хочется.
Искры этой нежности долго не горят.

Вот скользит с поклонами синими затонами
Радуга, улыбкой светлою маня.
Высветит из прошлого самое хорошее
И дождем осыплется в холод октября.

Видишь — там, за озером, журавлем колодезным
В юности убитое деревце стоит.
И петляет в осени, прижимаясь к просекам
Речка одинокая — голубая нить.

Не томи советами. Обожаю лето я.
Только в пору летнюю я дотла сгорел.
Лучше разговаривать о вечернем зареве,
Чем тебе рассказывать правду о себе.

Редкими снежинками мчатся над заимками
Облака и падают за сосновый бор.
Все, что было, кануло, а начать все заново
Поздно, моя милая. Глупый разговор.

Сотворение

 

Когда родился миг коллапса
И время вырвалось из тьмы,
Тогда же появились мы —
Плоды Венеры, слуги Марса.

Возникшие в Семи Лучах
Кипели в пламени фотонном,
Когда искали электроны
Протоны в плазменных печах.

И сбросив атомные цепи,
Свет сотворил Всемирный Дух.
И квантовый замкнулся круг
Великой тайной в Человеке.

А тайна эта — сто печалей
И миллион ночей без сна.
Измена, горе и война....
Под Словом, сказанным вначале.

А Слово это было — Бог!
Но очень хочется проверить,
Тому, кто не умеет верить,
Простую истину-Любовь.

И расплавляя веры свечи
Под тусклым пламенем страстей,
Боимся крест грехов людей
Взвалить, как Он, себе на плечи.

Чтоб попирая практицизм,
На гору Вечности подняться.
Войдя с восторгом в миг коллапса,
В котором ждут Отец и Сын.

Мелодия Листа

 

Мимо гранитной набережной
В расплавленном отражении огней
Палуба прогулочного катера
Проносила танцующих людей.

Среди веселой компании
Одни молодые шуты.
Стояла нежно-печальная,
Похожая на богиню ты.


В горах на картине Рериха
Играет мелодию Лист.
Белая роза в истерике,
Охлажденная облаком брызг.

По мокрой брусчатке набережной
Я шел, убыстряя шаги.
На палубе прогулочного катера
Долго оглядывалась ты.

Ладони застыли на клавишах,
Черный рояль молчит.
В пыльной шкатулке Палеха
Первая скрипка звучит.

Здравствуй, роза белая!
Катер пропал в темноте.
Теперь на картине Рериха
Мелодия Листа во мне.


> В начало страницы <