Сайт издательства TARBEINFO – РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
Ежемесячная газета "Мир Православия" №8 2007
> в документ <  вернуться  > в меню <

«Когда увозят в вечность»

(по одноимённой книге Татьяны Зотовой)

Бог никогда не оставляет Своей Церкви и печётся о ней, поэтому «врата ада не одолеют её» (Мф. 16, 18).

Во времена попускаемых тяжких испытаний, когда слуги антихриста уже совсем готовы истребить её служителей и верных чад, разрушить здания, применяя все изощрённые способы и хитрости, — и ненависть их доходит до неописуемого садизма, — тогда Христос, в своё время Сам пострадавший и явившийся «краеугольным камнем» (Еф. 2, 19—20) нашей Церкви, посылает Своих последователей, готовых являть новые камни нового времени.

Русская Православная Церковь за годы советских репрессий явила такое количество мучеников, какое не составили все Церкви с момента их образования, и, невзирая на это, она всегда была патриотична: Вторая мировая война, пришедшая на смену репрессиям, выиграна благодаря молитвам, героизму, материальным вкладам Церкви.

Православие возрождается. Открыты тысячи храмов, сотни монастырей, духовные семинарии и училища, канонизировано множество святых. Русская Церковь благодарит своих святых за то, что они сохраняли Церковь, многие из них отдали свою жизнь за Христа, за нас. Они оберегают нас молитвой, спасают от зла, которое приумножается в мире.

К многочисленным уже опубликованным биографиям новомучеников мы прикладываем свой скромный труд — биографию епископа Печерского Иоанна (в мире Николая Александровича Булина).

Жизнь этого достойнейшего служителя Церкви должна быть известна верующим людям — это славная страница нашей истории.

Он не запятнал себя чем-либо: нечестным поступком, недостойной речью, нарушением обетов или канонов. Он принял монашество и сан, когда за это подвергали жестокой и изощрённой смерти. Все силы владыка отдал на служение Церкви, имел возможность остаться за границей — в Германии, Бразилии, Америке, но вернулся на Родину, зная, что там происходит и что его ждёт. Он сознательно шёл на Голгофу, ведь спасение совершается на Голгофе, а не на Фаворе.

Вся жизнь владыки была блистательной: отличная учёба, великолепные службы, прекрасные проповеди, замечательное пение, высокая культура. Его любил народ, но «власть народная» ненавидела. По её указу он сознательно пошёл на страдания в застенках НКВД и смерть, не говоря при этом громких фраз.

Владыку Иоанна арестовали ночью. Его тайно схоронили, мы не можем поклониться его мощам, но можно обратиться к нему в молитве, и он услышит. Церковь земная находится в духовной связи с Церковью небесной: епископ Иоанн вместе с сонмом других новомучеников российских, кровью запечатлевших веру свою, сослужит Небесному Первосвященнику, Агнцу Божию, «вземшему грех мира» (Ин. 1, 29).

Вспоминали владыку с благодарностью и любовью. Все это говорит о том, что епископ Иоанн был человек Божий. Сама расправа над ним безбожниками и его тайное захоронение тому подтверждение.

Есть христиане, живущие тихо и незаметно, довольствуясь малым доброделанием. Они маленькими звёздочками светятся на нашем православном небосводе. А есть — одарённые многочисленными талантами, энергичные, находящиеся в центре событий, ведущие за собой большое стадо словесное — пастыри. И часто смерть их ярка, как жизнь, потому что они по-другому не могут. Они могут умереть в всплеске новой славы, прославляя Господа. Они промчатся, подобно комете, озаряя Небо своей короткой, но яркой жизнью, и вспыхнут потом, после смерти, невиданной яркой звездой, и светят нам ночью, и мы идём под их светом в Вечную жизнь.

Епископ Иоанн просиял своей жизнью и смертью в первой половине ХХ века, во времена лютых гонений на РПЦ в России и притеснения её в странах Прибалтики. Он был 12 лет настоятелем Псково-Печерского монастыря, явившегося в это страшное время оплотом православия в Эстонии, Латвии и западных районах России. Владыка восстановил монастырь после Первой мировой и Гражданской войн, сумел отстоять его от ликвидации Эстонской Республикой и захвата Константинопольским Патриархатом.

Епископа Иоанна увёз «чёрный ворон» ночью 18 октября 1940 г. после обыска. Он проживал тогда у брата Виктора по улице Монастырской, дом 11. После этого мать, Ольга Александровна Булина, нашла его в Таллинской тюрьме НКВД, из которой владыка через две недели исчез навсегда.

Родился владыка Иоанн (в миру Николай Александрович Булин) 16 (28) февраля 1893 года в посёлке Выпсу, Ряпинаского прихода. Отец, Александр Булин, работал кузнецом, а мать швеёй. Родители его были выходцами с Дона. Императрица Елизавета переселила 220 семей с Дона в Ряпино для работы на бумажной фабрике. Эти переселенцы образовали свой собственный посёлок, в котором для них была выстроена православная церковь во имя святых праведных Захарии и Елизаветы. Начальное образование Николай получил в школе Выпсу, а затем в Радамаа. С 1905 года продолжил обучение в Рижской духовной школе и семинарии, которую окончил по 1 разряду в 1915 году. Молодой человек решил продолжить своё образование и поступил в Санкт-Петербургскую духовную академию, но под влиянием патриотического подъёма в России, связанного с началом Первой мировой войны, в 1916 году переходит в Петергофскую школу прапорщиков, успешно заканчивает её и отправляется в действующую армию, участвует в нескольких сражениях

В 1918 году Николай возвращается в академию для продолжения учёбы. 21 мая в храме 12 Апостолов ректором епископом Ямбургским Анастасием (Александровым) постригается в монашество с именем Иоанн, в честь святителя Иоанна, митрополита Тобольского, а 23 мая рукополагается во иеродиакона. В сентябре в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры святителем Вениамином (Казанским), митрополитом Петроградским и Гдовским был рукоположен во иеромонаха. В России в это время усиливались гонения на Церковь, один за другим арестовывались священнослужители, прекратились занятия в академии. Под угрозой ареста оказался и иеромонах Иоанн. Всё это вынудило его в январе 1919 года бежать по льду Чудского озера из России в Эстонию.

Сначала он был назначен настоятелем храма в Саатсе (Зачернье), но уже с октября 1920 года назначается наместником Печерского монастыря, а позднее его настоятелем. Трудное наследство досталось новому настоятелю. Монастырь после событий 1917—1919 гг. был в упадке, почти всё хозяйство было уничтожено, очень мало осталось монахов. Положение осложнялось тем, что в 1925 году от монастыря была частично отчуждена земля, которая сдавалась в аренду, а вырученные средства шли на нужды монастыря. Несмотря на все трудности, в 1926 году был начат ремонт храмов, братских келий, восстановление разрушенного водопровода. В 1927 году был закончен капитальный внутренний ремонт Михайловского собора, и он был освещён электричеством; на малой звоннице у Никольского храма был восстановлен нарушенный в 1918 году древний звон времён Бориса Годунова. Была упорядочена внутренняя монастырская жизнь. Богослужения в монастыре шли по расписанию, составленному настоятелем.

В 1920 году иеромонах Иоанн был выдвинут кандидатом во епископы, но из-за молодости (27 лет) его кандидатура была отклонена Патриархом Московским и всея Руси святителем Тихоном. Через шесть лет архимандрит Иоанн постановлением Синода ЭАПЦ был призван к епископскому служению.

25 апреля 1926 года состоялась его хиротония во епископа Печерского. Хиротонию совершили митрополит Таллинский и всея Эстонии Александр (Паулус) и архиепископ нарвский Евсевий (Гроздов). Одновременно владыка остался настоятелем Печерского монастыря. После смерти архиепископа Евсевия в 1929 году он до 1932 года одновременно управлял и Нарвской епархией. В 1929—1934 годах епископ Иоанн был депутатом Рийгикогу.

Владыка Иоанн был молитвенником, хорошим проповедником и добрым пастырем вверенных ему чад Церкви. В своей богослужебной практике владыка придерживался старых традиций Православной Церкви и возрождал забытые. В то же время как бы данью обстоятельствам (многоязычное население) — епископом Иоанном был введён порядок чтения Пасхального Евангелия на девяти языках: греческом, церковнославянском, эстонском, русском, латинском, польском, немецком, латышском и древнееврейском.

При владыке Иоанне Печерский монастырь возобновил свою религиозную деятельность. Были восстановлены крестные ходы как по традиционным маршрутам, проходящим по Эстонии и Латвии, так и по новым. Некоторые крестные ходы растягивались на много дней и проходили через многие населенные пункты, увеличилось число паломников и молящихся в монастыре.

В то же время положение монастыря в самой Эстонии осложнялось всё более и более. Эстонские власти вмешивались в деятельность монастыря, у настоятеля, епископа Иоанна, неоднократно возникали разногласия с Синодом ЭАПЦ по проблеме собственности Печерского монастыря. Епископ Иоанн выступал против новшеств, вводимых в некоторых храмах, был противником введения нового стиля. Всё это привело к тому, что на соборе ЭАПЦ 1932 года владыке Иоанну было предложено перейти на Нарвскую кафедру, хотя епархиальным собранием на неё был избран протоиерей А.Остроумов, но под предлогом незнания эстонского языка эта кандидатура была отвергнута собором. Несмотря ни на какие доводы, епископ Иоанн не принял нарвской кафедры. 30 декабря 1932 года он был уволен на покой, причём служить, согласно распоряжению митрополита Александра, он имел право только по особому разрешению.

В январе 1934 года епископ Иоанн отправился в Константинополь (Стамбул), чтобы лично подать жалобу на митрополита Александра и Синод ЭАПЦ. Эта миссия не имела успеха, и владыка уехал на Афон, где жил месяц, совершал богослужения в Пантелеимоновском, Андреевском и Ильинском монастырях, скитах. Побывал в Иерусалиме, Палестине, Ливане и Сирии. С сентября 1934 года епископ Иоанн по приглашению патриарха Сербского Варнавы проживал в Югославии в монастыре Ракавице, на окраине Белграда. Владыка выступал с лекциями о положении Православной Церкви в Советском Союзе, изучал искусство иконописи в мастерской Пимена Софонова, уроженца Эстонии. После смерти патриарха Варнавы, в 1938 году, епископ Иоанн возвращается в Эстонию, получает разрешение жить у матери, а потом у брата в Печерах.

В октябре 1940 года он активно выступал в Печерах за присоединение к Московскому Патриархату. Владыка «властно потребовал всем священнослужителям написать покаянное прошение для присоединения к Русской Патриархии» — писал в письме игумен Павел Горшков. В том же 1940 году епископ Иоанн был признан Патриаршим Местоблюстителем митрополитом Сергием (Старогородским) в «звании епископа Печерского» (ПИСЬМО ОТ 13.12.1940). Однако в 1940 году Эстония вошла в состав СССР, 18 октября владыка был арестован, а 8 апреля 1941 года Ленинградский областной суд по статье 58–4 УК РСФСР приговорил епископа Иоанна к высшей мере наказания — расстрелу. Приговор был приведён в исполнение 30 июля 1941 года в Ленинграде.

Епископ Иоанн был реабилитирован прокуратурой Псковской области 22 апреля 1992 года.

Незаурядной личности епископа Иоанна соответствует незаурядная его биография. Деятельность его протекала в разных странах и при разных режимах. Епископский сан соответствовал высоте его духовного подвига. Его служение и его внутренний подвиг достойно и закономерно увенчаны мученической кончиной. Церковь, без сомнения, будет рассматривать вопрос о канонизации епископа Иоанна.

Протоиерей Валентин Асмус,
магистр богословия. Москва, 5/18 февраля 2003 г.

> в документ <  вернуться  > в меню <