ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 08 (137)
август 2009

САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Икона Божией Матери «Августовская»

Война с Германией началась 19 июля 1914 года — в день рождения преподобного Серафима Саровского. Вскоре в ходе боев на разных фронтах засвидетельствованы были явления помощи Божией русским воинам. Самое известное — явление Божией Матери в ночном небе в сентябре 1914 года на Северо-Западном фронте, когда наши войска под натиском немцев отступали из Восточной Пруссии. Сначала была маленькая заметка под названием «Чудо» в вечернем выпуске «Биржевых
Ведомостей» от 25 сентября 1914 г. Дело о расследовании чудесного события, начатое 30 сентября в Синоде, прямо связано с этой заметкой. Вот ее полный текст:

«Исключительное по интересу письмо получено от генерала Ш..Приводим из него выдержку буквально»:

«...После нашего отступления наш офицер, с целым полуэскадроном, видел видение. Они только расположились на бивуаке. Было 11 часов вечера. Тогда прибегает рядовой с обалделым лицом и говорит: «Ваше благородие, идите». Поручик Р. пошел и вдруг видит на небе Божию Матерь с Иисусом Христом на руках, а одной рукой Она указывает на запад. Все нижние чины стоят на коленях и молятся. Он долго смотрел на видение. Потом это видение изменилось в большой крест и исчезло...»

После этого разыгралось большое сражение под Августовом, ознаменовавшееся большой победой».

Шла война, и расследование поначалу не спорилось. Ситуация разрядилась неожиданно, благодаря протоиерею Иоанну Стратоновичу, полковому священнику Лейб-Гвардии Кирасирского Ея Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны полка. В № 21 от 1 ноября 1914 года журнала «Вестник военного и морского духовенства» было опубликовано его письмо, с указанием точного времени, даты (1 сентября ст. ст.), места события и воинских частей, бывших при этом. Наши войска отступали к Неману, и ни о какой победе над немцами еще не шло и речи. Эта дата в дальнейшем как бы изгладилась. А чудо стало ассоциироваться с Августовской победой 20 сентября.

Это обстоятельство было подмечено недавно и немцами. Одна из Августовских икон Божией Матери, хранящаяся в Государственном историческом музее в Москве, была представлена на выставке «Мировая война 1914—1918. События и воспоминания» в Берлине в 2004 году в Немецком историческом музее.

В каталоге выставки к иконе было дано пояснение: «Если верить легенде, в сентябре 1914 года русскому отряду в лесу под Августовом, который сейчас относится к Польше, явилась Богоматерь. Одна из газет 25 сентября приводит слова очевидца...» И далее цитируется заметка «Чудо». В конце пояснения к иконе написано: «В память о двух событиях, которые посчитали связанными друг с другом, была написана икона под названием «Августовская». Во время войны копии этой иконы разошлись по всей России, а одна из них оказалась в Историческом музее в Москве».

Для верующих ясно, что Божия Матерь явилась своевременно, когда русские войска отступали, и надо было укрепить их дух. Чудо предварило последующий успех войск под Августовом — такая мысль была в первой газетной заметке от 25 сентября, она и запечатлелась в сознании общества.

Больше всего очевидцев подробно опросил полковой священник, протоиерей Стефан Щербаковский, герой Русско-японской войны, награжденный офицерским орденом святого Георгия 4-й степени, благочинный 1-й Гвардейской (Кирасирской) кавалерийской дивизии Кавалергардского Ея Величества Государыни Императрицы Марии Феодоровны полка. Из собранных им и полковыми священниками Константином Богородицким и Иоанном Стратановичем свидетельств вырисовывается такой ход событий.

Обозы 2-го разряда нескольких воинских частей, отступавших под натиском германских войск из Восточной Пруссии, оказались позади наших войск и вблизи неприятеля..

Эти обозы остановились на ночлег в 6 — 7 верстах от города Мариамполя в имении помещика немца. Непрерывно поступали тревожные сообщения. Поручик Кирасирского Ея Величества полка Александр Николаевич Зернец, полковой казначей, свидетельствовал: «Разнеслась тревожная весть, что мы совершенно отрезаны от наших войск. Настроение было в высшей степени подавленное. Вскоре принесли еще более тревожные вести о том, что вблизи наших обозов видели германские разъезды, а по шоссе движутся германские блиндированные автомобили с пулеметами... Именно в такой обстановке между 11 и 12 часами в ночь с 31 августа на 1 сентября воины и увидели чудо в небе над своим бивуаком. Некоторые смотрели на небо с самого начала, другие обратили свои взоры позже, когда их позвали сослуживцы. В числе первых явление видели кирасир Ея Величества полка обозный Димитрий Серегин, стоявший в это время на часах, и кирасир Его Величества полка Петр Щит, который был на дворе, подле лошадей. Оба они свидетельствовали о яркой звезде, сиявшей на небе, которая стала бледнеть и на месте ее начал вырисовываться образ Божией Матери с младенцем Иисусом Христом на левой руке.

Правая рука Богородицы была немного вытянута и указывала на запад, причем, по свидетельству поручика Александра Зернеца, «от оконечностей пальцев правой руки исходил свет (как бы фосфорический)». Кирасир Димитрий Серегин говорил отцу Стефану: «Мне показалось, что Она нас ею будто благословляла».

Вокруг глав Божией Матери и Богомладенца воины видели яркое сияние, излучавшееся сияющими звездами. Кирасир Иван Лакеев запомнил, что «Божия Матерь стоит во весь рост, в светлых блестящих ризах — как рисуют ангелов».

Часть воинов, наблюдавших явление Богородицы, свидетельствовали, что ниже пояса Ея фигура была скрыта облаками (пеленой), но обозначалась. По свидетельству Димитрия Серегина, «Лик у Божией Матери был спокойный, не строгий, а скорее ласковый».

Явление Богоматери возникало постепенно, и так же, постепенно, стало бледнеть, расплываться, светлеть. На этом месте в небе образовалось светлое пятно, а на его фоне (не очень отчетливо) — крест, который был виден недолго и стал постепенно бледнеть. Все чудо, по рассказам воинов, длилось не более 10 — 15 минут.

Поручик Александр Зернец не сразу вышел и застал такую картину: «Наши солдаты, конносаперы и другие, без фуражек, одни, стоя на коленях, другие прямо, на ногах, смотрят на небо, крестятся, молятся, а некоторые плачут. На вопрос, в чем дело, они указали на небо». По его рассказу: «Это явление Божией Матери подействовало на них, бывших до того в большом душевном смущении и испуге, так успокаивающе и так ободрило их надеждой на благополучный выход из этого ужасного и опасного положения, что многие, горячо помолившись, легли спать. На следующее утро мы благополучно встретили нашу дивизии (сводную), двигающуюся нам навстречу».

Осенью 1914 года в народе возникло и в продолжение войны ширилось почитание образа Божией Матери Августовской. О том, как это происходило, можно узнать из писем в Синод от правящих архиереев. Последнее из них на эту тему, отправлено в Синод 25 июля 1916 г. владыкой Митрофаном, Епископом Подольским и Брацлавским. Он, в частности, пишет:

«Одесская хромолитография Фесенко отпечатала на бумаге 21/2 х 3 вершка образок сего явления с подписью: «Явление Богоматери русскому отряду перед поражением германцев в Августовских лесах...» На оборотной стороне образка подписи: 1) «Дозволено Одесск. Воен. Ценз.». 2) «Хромолитография Е. И. Фесенко в Одессе и описание явления». Эти образки, по-видимому, были раздаваемы воинам в Действующей Армии, потому, что прибывшие с позиций в лазарет Винницкого местного Комитета Красного Креста солдаты иногда приносили их с собой. Одновременно книгоноши продавали эти образки в Виннице на базаре».

На другой открытке, где Божия Матерь изображена восседающей, как пишет Епископ Митрофан, «на оборотной стороне образка печатная пометка: «Издание Марфо-Мариинской Обители», описание Августовского Явления, озаглавленное «Видение на Небе» и штемпель: «От Е. И. В. Великой Княгини ЕЛИСАВЕТЫ ФЕОДОРОВНЫ».

Дело, начатое великой княгиней Елизаветой Федоровной осенью 1914 г. и продолженное Е. И. Фесенко весной 1915 г., было своевременным, ибо в трудные для Русской Армии времена содействовало поддержанию духа тех, кто сражался на передовой, несло утешение раненым в лазаретах. Привлекает внимание то, что правящий архиерей называет открытки «образками».

В Москве позднее была издана еще одна открытка по благословению Митрополита Макария Московского и Коломенского.

Рисунок киевского иконописца и художника Ивана Исидоровича Ижакевича «Знамение Августовской победы», опубликованный в журнале «Нива» в ноябре 1914 года, и три упомянутые открытки явились прообразами двух типов изображений явления Божией Матери русским воинам в районе Августовских лесов — в полный Ее рост, стоящей на облаке, или — восседающей на облаке.

Серафим, Епископ Екатеринбургский и Ирбитский, в своем рапорте в Святейший Синод приводит текст письма солдатской жены Параскевы Сергеевны Агапитовой, в котором от имени солдатских жен она просит «соорудить по иллюстрациям художников святую икону Богородицы». В письме Параскевы Агапитовой упоминаются появившиеся в журналах «иллюстрации художников, изображающих Пресвятую Богородицу, стоящую на облаках и указующую рукою в сторону наших врагов».

Святейший Синод, рассмотрев свидетельства очевидцев на фронте и данные о широком почитании нового образа Пречистой в народе, издал 30 марта 1916 г. указ, в котором благословил «чествование в храмах Божиих и домах верующих икон, изображающих означенное явление Божией Матери русским воинам...». Вскоре грянула революция. И ожидаемый праздник был внесен в официальный месяцеслов по благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II только в прошлом году — 28 февраля.

Летом 1916 г. протоиерей Иоанн Стратонович был награжден золотым наперсным крестом с украшениями Государыней Императрицей Марией Федоровной, шефом того полка, где он служил. В наградном деле сказано просто — за заслуги. Думается, что при награждении учитывалось и то, что он, точно и быстро сообщил в печати о чудесном явлении Богородицы кирасирам. С 1914 по 1918 гг. отец Иоанн находился в действующей армии. И был награжден вторым золотым крестом — на Георгиевской ленте.

После войны он четверть века служил в различных храмах Эстонии. Так, с 1946 г. по 1950 г. он был настоятелем Таллинского Александро-Невского Кафедрального Собора, а затем — настоятелем Воскресенской церкви города Нарвы, чудом уцелевшей во время войны. Скончался отец Иоанн Стратонович в декабре 1951 года в возрасте семидесяти девяти лет.

По промыслу Божьему захоронение полкового священника Русской Армии в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре было при наместнике монастыря архимандрите Пимене (Извекове), будущем Патриархе Московском и всея Руси. Иеромонах Пимен был призван в 1941 году и участвовал во многих сражениях на фронтах Великой Отечественной войны. Неоднократно публиковались свидетельства о том, как Божия Матерь вывела его с группой однополчан из окружения. Так, в Богомзданных пещерах, во время заупокойной службы, произошла встреча двух священнослужителей разных поколений, исполнявших свой святой долг по защите Отечества в рядах русского воинства. И оба были хранимы Богородицей.

Андрей Фарберов

> В начало страницы <