ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№1 (46)
январь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Нравственное значение соборности

Соборность – понятие, которое, действительно, плохо осознаётся современным человеком. Изложу своими словами, без цитат. Церковь – Дом Божий. В данном случае имею в виду не храм, но Дом, как род, семью. Всякий род силен традицией, почитанием родоначальника, предков (именно достойных, в понимании родовой традиции), бережным соблюдением себя в рамках этой традиции.

Так вот, Церковь – род Божий, и Родоначальник – Христос. Однако родственников не выбирают – не все «потомки» достаточно соответствовали «семейной традиции», т.е. Священному Преданию, включающему в себя Священное Писание, которое есть незыблемый ориентир верности самого Предания. В широком смысле мы, христиане, все – святые. В том смысле, что освящены Духом Святым в Таинстве Крещения, «сраслены» Богу, приобщены небесной вечной жизни. Но святыми, в строгом смысле этого слова, Церковь называет тех чад, которые являются носителями «родовой традиции», примерами для подражания, потому что не просто «временами веровали, временами отпадали», но устояли в вере, преодолев искушения, и утвердились в добродетели, явив самой своей жизнью пример торжества Истины над множеством «правд».

Соборность есть внимательное уклонение от соблазнов, бережное, ревностное соблюдение себя в единстве с Богом («Родоначальником») и со святыми Его. Соборность осуществляется, когда мы всё, что делаем, думаем, чувствуем – поверяем Евангелием и святоотеческой традицией. Соответствие ей, единство по духу (а не по внешним только действиям) со всем сонмом святых (а не только с отдельно взятым святым и в конкретной ситуации) и есть соборность.

Пример. При авторитетном человеке мы ведем себя так, чтобы не вызвать его порицания и, насколько возможно, оправдать его доверие, проявить свое достоинство, угодить ему, пребыть в единстве с ним. Так, «ходя пред Богом» и святыми Его, мы соблюдаем себя в целостности Тела Христова, храним свое бесценное пребывание в этом единстве.

Но кто для нас авторитет и пример для подражания – святые предки наши или выдающиеся, но не святые личности? Если первые (святые) – то соборное начало осуществляется нами. Вторые – тут уж речь о «единстве снизу». Первое единство – евхаристическое, второе – коллективное... Но вот что важно: только последовательно осуществляя «единство сверху», мы реально объединяемся на всех уровнях. Только в соборном единстве со Христом и святыми Его возможно «богоугодно нейтрализовать общественную неправду».

В одиночку обезвредить общественное зло – на это не отваживался даже Спаситель. И не только в одиночку, но и всей Церковью Торжествующей и Воинствующей не обезвредить, ибо оно – результат свободного выбора, а Бог свободу не насилует, и попускает плевелам расти с пшеницей рядом... до жатвы.

Возможны возражения, что по большому счету – это все же не соборность, а проекция соборности внутрь себя, или, говоря по-другому, это не сама соборность, а поверка своего внутреннего состояния соборностью.

Конечно, это и «поверка своего внутреннего состояния соборностью», но не только... Вообще-то Отцы избегали рассматривать свойства Церкви абстрактно. Соборность (или кафоличность) – термин сравнительно новый, богословский. Прежде известно было прилагательное Соборная (Кафолическая). Но все же допустимо говорить о соборности, как «чистом единении веры и любви». Вот, например, слова святителя Филарета (Дроздова): «В чистом единении веры и любви еще на земле должна образоваться способность к высочайшему соединению с Богом и святыми на Небе».

Другой образ соборности (Церковной – во Христе, иной нет) предлагает святитель Феофан Затворник: «... Церковь есть лоно матери, зачинающее, образующее, возращающее и совершающее каждого христианина. Как в лоне природы разные создания засеменяются, прорастают, растут, вырастают и плодоносят во славу Божию, как нет жизни и живых существ вне природы, так вне Церкви нет духовной жизни и духовно живущих лиц. Поэтому быть в Церкви, в живом с нею сочетании и союзе есть непреложное условие для желающих жить духом и преуспевать в духовной жизни». Священник Павел Флоренский обращает наше внимание на то, что «словенские первоучители святые Кирилл и Мефодий перевели «кафолики» словом «Соборная», конечно, разумея соборность не в смысле количества голосов, а в смысле всеобщности бытия, цели и всей духовной жизни, собирающей в себя всех, независимо от их местных, этнографических и всех прочих особенностей». И, наконец, определение профессора СПбДА прот. Ливерия Вронова: «Кафоличность (или соборность) Церкви – это полнота дарованного ей облагодатствования и целостность (неущербленность) хранимой ею истины, а следовательно, достаточность для всех членов Церкви сообщаемых и получаемых в ней сил и дарований духовных, необходимых для свободного и разумного участия во всех сторонах ее жизни как тела Христова, включая все виды ее спасительной миссии в мире».

«Род» и «семья» – понятия видовые по отношению родовому понятию «общество». Не говоря подробнее о единении каждого из нас во Христе со всем обществом верующих, отметим одну маленькую деталь. Кто-то в этом «обществе верующих», или, пользуясь образом апостола Павла, в Теле Христовом, соединяется с Главой полноценнее, а кто-то – постольку поскольку. Как бывает на дереве: по одним ветвям соки поступают полноценно, а по каким-то кое-как; какие-то ветви крепко связаны со стволом, какие-то надломлены. Хотя и надломленная ветвь может приносить плоды. Соединяемся-то мы со всем Телом, но в этом соединении мы неизбежно уподобляемся либо тем, кто стремится изо всех сил слиться в единой жизни с Главой – Христом, либо тем, для кого это стремление не является всецелым, которые не просто не являются святыми, но и не стремятся к святости, «благоразумно» снизив планку своих стремлений на досягаемый уровень.

Но ведь заповедь «будьте святы, потому что Я свят» (Лев. 11; 45; 1 Петр. 1; 16, и мн. др.) произнесена не для «святых от чрева матери», и не для прельщенных, не в качестве риторического оборота, но для всех людей, а наипаче для тех, кто мнит себя верным. Как бы так: «Вы освящены? Так будьте же святы! Живите этой святостью! Приумножайте святость Божию в себе и не смущайтесь невозможностью достичь уровня прп. Сергия Радонежского или прп. Серафима Саровского – заповедь требует не достижения какого-то определенного уровня, какого-то всеобщего норматива, типа ГТО, но непрерывного труда в этом направлении. Хоть шажком, хоть ползком, хоть просто лежа без сил, но на этом пути, не пытаясь пробраться к вратам Царствия иным, более «цивилизованным» путем. Не исполнить нам заповедуется, но исполнять всю жизнь».

Священник Игорь Прекуп

> В начало страницы <