ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№10 (55)
октябрь 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Праздник Успения Богородицы
в Псково-Печерском монастыре

На исходе лета Русская Православная Церковь отмечает замечательный праздник – Успения Пресвятой Владычицы нашей Богородицы и Приснодевы Марии. Эти дни группе старших детей детской воскресной школы Таллинского Александро- Невского собора посчастливилось провести в одной из крупнейших русских обителей – Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре.

Успенский Псково-Печерский первоклассный монастырь Хромолитография И.А.Морозова в Москве (1886-1894).

В конце XIX столетия Е.А.Воронова так описывала свои впечатления от поездки в Псково-Печерский монастырь: «Поездка эта оставила во мне такое светлое и неизгладимое впечатление, что мне хочется поделиться им и с другими. Все, кто имел счастие побывать в этой обители и провести под ее сенью несколько дней, испытали на себе ее таинственное благодатное влияние. Все скорбные и отягченные жизнью, которых вера или даже случайность привели сюда, уезжают отсюда успокоенные, обновленные, с новым запасом душевных сил. Чем можно объяснить это? А только тем, что в этой обители постоянно присутствует Матерь Божия по Ее непреложному обещанию».

Почему Церковь называет кончину Божьей Матери не смертью, а Успением, то есть успокоением, мирным сном? Почему верующие не плачут, не скорбят при гробе Ее, а поют радостные, торжественные песни Ее исходу? На этот вопрос ответил святой праведный Иоанн, пресвитер Кронштадтский: «… Преблагословенная Матерь Господа в самом деле не умерла, как обыкновенно умирали люди, а как бы уснула ненадолго мирным сном после тяжких скорбей жизни, и что гроб Ее, бывший для Нее дверью к Небесному Царствию, скрывает в себе много радости для христианина; … этот гроб непреложно обещает нам бессмертие по душе и нетление по телу, истребляя в нас страх смерти. Слава Победителю смерти, Господу Иисусу!»

По-особому отмечает свой престольный праздник Псково-Печерский монастырь. Со всех концов России, и не только, съезжается сюда православный люд. Если кто хочет увидеть всю Россию – пусть приедет 27-28 августа в Печеры. Мы встретили паломнические группы из Белоруссии и Польши, из Петербурга, Москвы и других городов, а сколько людей приехали своим ходом!

Днем 27 августа была убрана ковром из травы и цветов «кровавая дорожка». Монастырские предания хранят память о кончине своего великого игумена – преподобного Корнилия. Ложно обвиненный завистниками перед Иоанном Грозным в связях с литовским княжеством, преподобный Корнилий 20 февраля 1570 года принял мученическую кончину; по выражению летописца: «от тленного сего жития земным царем предпослан к Небесному Царю». В древней рукописи записано, что когда Корнилий вышел с крестом навстречу государю, тот своей рукой отсек ему голову, но тотчас раскаялся и, поднявши тело игумена, на своих руках понес его к Успенскому храму. С тех пор этот путь называется «кровавым». Сейчас эта «дорожка» начинается от Успенского храма, поднимается вверх, проходит через надвратный храм св. Николая, затем поворачивает налево и заканчивается у подножья Михайловского собора. В праздничные дни она устилается ковром из травы, а на нем выкладываются узоры множеством гладиолусов, ромашек, астр, гераней, гвоздик и других цветов. Очень красиво, и никто не должен наступать на этот ковер, пока по нему не пройдет крестный ход с иконой Успения Божьей Матери во главе.

Эта икона – главная святыня монастыря. Образ был написан в 1521 году псковским иконописцем Алексием Малым и подарен Печерской обители купцами Василием и Федором. Икона прославилась многими чудотворениями. Сохранилась целая «роспись» (перечень) чудес, совершившихся от этого образа по молитвам болящих и страждущих.

К четырем часам дня вся территория монастыря была заполнена народом. Небольшие храмы обители не могут вместить в себя множество паломников, прибывших на престольный праздник, и по традиции богослужение совершается под открытым небом. Фасад Успенского храма служит иконостасом, площадь перед собором – амвоном, склоны холмов и крепостная стена – стенами храма, а куполом его становится небо. Люди стоят тихо, все ждут окончания малой вечерни, которая служится в соборе. Наконец из Успенского храма выносится в киоте большая, богато украшенная гирляндами цветов икона Успения Богородицы, поставляется перед выходом в собор, и начинается праздничное богослужение. По совершении литии икону торжественно крестным ходом переносят на паперть Михайловского собора. Туда же устремляются и все верующие, разбирая по дороге цветочки с «кровавой дорожки». Они считаются освященными и будут положены в домашние иконостасы.

Всенощное бдение с пением акафиста заканчивается за полночь. В этом году службы возглавляли три архиерея: Архиепископ Псковский и Великолукский Евсевий, епископ Йошкар-Олинский и Марийский Иоанн и епископ Зарайский Меркурий в сослужении многочисленного клира. Служба была очень торжественная, пели три хора – детский, монашеский и мирской смешанный. В самый день праздника, 28 августа, служилось три Литургии, чтобы все успели исповедоваться и причаститься, – в 5.30, в 7.00 утра и в 9.30. Мы пошли на среднюю Литургию в Успенскую церковь. Исповедовали у стен храма много иеромонахов. Окна храма были открыты, поэтому службу могли слышать все верующие. Несмотря на множество народа, все успели исповедоваться и причаститься. А после поздней Литургии от Михайловского собора двинулся крестный ход вокруг святой обители с чудотворной Успенской иконой во главе.

Крепостные монастырские стены имеют общую протяженность около 810 метров и пересекают очень красивый ландшафт. Здесь нашим старшим мальчикам выпала особая честь – их взяли в оцепление, охраняющее икону и священнослужителей, чтобы их случайно не смяла многотысячная толпа. Наши дети шли, взявшись за руки с монастырскими трудниками и десантниками псковской дивизии ВДВ. Обойдя вокруг стен, крестный ход остановился на площади перед монастырем. После приветственного слова архиепископа Евсевия чудотворной иконой Успения благословили на все четыре стороны весь молящийся народ. Для этого три раза огромную икону поднимали над головами и опускали. Зрелище поистине незабываемое; после чего внесли икону снова в монастырь и установили перед Успенским собором, где по особому чину разоблачили и внесли в храм. Это сложно описать, это надо увидеть.

Завершается празднество на следующий день, 29 августа вечером, чином Погребения Богоматери по древней иерусалимской традиции. Снова устилается цветами «кровавая дорожка», снова площадь перед Михайловским собором заполняется верующими, а на паперти храма лежит голубая Святая Плащаница Пресвятой Богородицы, расшитая драгоценными камнями и жемчугом. Служба шла прямо у подножия собора, на «кровавой дорожке», радостная служба. Только наша церковь может так праздновать Успение, «восхваляя божественную премудрость и благодать, которые смерть сделали ходом к бессмертию» (Св. Иоанн Кронштадтский).

Уже стемнело, всем людям раздали свечи, а наших парней опять поставили в оцепление. Священнослужители подняли над головами Плащаницу, и по «кровавой дорожке» двинулся крестный ход к Успенскому храму. Шли медленно с зажженными свечами, и только хор пел Трисвятое. «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас» – неслось над головами, эхом отражалось от склонов холмов и таяло в ночном небе.

Плащаницу установили у входа в Успенский храм, и тут начали звонить во все колокола. Пока люди прикладывались к Плащанице и кресту, звон не умолкал, и звонить могли все желающие. Наши дети тут же воспользовались такой возможностью.

Праздник закончился. На следующий день мы вернулись в Таллин. Но нам очень хочется на следующий год снова приехать в Печеры в этот удивительный день Успения Богородицы, – чтобы снова окунуться в эту атмосферу общей молитвы, потому что когда одновременно молится несколько десятков тысяч человек, сам воздух становится другим. Не хочется ни разговаривать, ни думать о чем-то своем, а хочется слушать «гласы поющих неизреченно и прекрасно» и ощущать благоухание воздуха «яко от множества фимиама», растворяться в нем. Это надо пережить.

И да будет так во веки веков.

О.С.


 
>