ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"

№ 10 (115)
октябрь 2007


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



Павел Григорьевич ЧЕСНОКОВ —
регент, дирижёр, композитор, учёный
ХХ века (1877–1944)

Сколько радости предстоит испытать тому, кто однажды услышит церковную музыку самобытного и глубоко русского композитора Павла Чеснокова. Он — потомственный регент, композитор, педагог, дирижёр первой половины ХХ века. Православный человек, Чесноков с детства постиг значение хорового пения в храме: он понимал, что хор — это сердце и уста молящегося человека.

Павел Чесноков служил Богу и людям с радостью, вовлекая своей музыкой молящихся в храме людей в сослужении Богу вместе с собой.

12 октября 2007 года исполнилось 130 лет со дня рождения Павла Григорьевича Чеснокова.

Он родился в 1877 году, в Звенигородском уезде Московской губернии. Григорий Петрович и Марфа Фёдоровна, родители Павла, имели многодетную семью — 10 детей (две сестры и восемь братьев). Отец руководил хором при фабрике, и доход его был невелик, а потеряв и эту работу, Чесноковы переехали в деревню близ станции Подсолнечная. По мнению отца, самым удачным во всех отношениях было определение детей в Синодальное училище, которое являлось практически единственным бесплатным учебным заведением: учащиеся находились на полном пансионе, постоянно жили в училище (даже москвичи). Учебный год и вся жизнь училища строились в соответствии с церковным календарём. С 7 августа начинались ежедневные спевки к главному празднику Успенского собора — Дню Успения Пресвятой Богородицы. 1 сентября было началом учебного года и началом церковного года одновременно. С этого дня начиналась обычная жизнь «синодалов», в которой учёба переплеталась со службами в Успенском соборе. Воспитанники училища занимались игрой на рояле, на скрипке, изучали латынь и греческий, научные предметы.

Но в 1886 году, в год поступления Павла в училище, происходит реформа — преобразование четырёхклассного училища в средне-музыкальное заведение (было добавлено ещё 4 класса), расширена учебная программа. Для наблюдения за благоустройством церковно-певческой программы в училище был создан Совет, в состав которого вошли такие корифеи как П.И.Чайковский и протоиерей Димитрий Разумовский.

В 1889 году в Синодальное училище приходит новый директор — Степан Васильевич Смоленский. Хором училища с 1886 года руководит регент В.Орлов. «Хор был относительно слажен, пел стройно и звучно», — писал С.Смоленский, но состояние учебных дел привело нового директора в недоумение: «Даже лучшие ученики не знали таблицу умножения, слово «корова» писали через «а», не могли сыграть на скрипке гамму ля-мажор из-за незнания «диезов и бемолов». Преобразования в училище, которые застал в свои ученические годы Павел Чесноков, серьёзно повлияли на его судьбу. По новому учебному плану приходилось изучать: 11 музыкальных предметов и 14 общеобразовательных. 2—3 раза в месяц давались ученические концерты.

Из «программ» известно, что Павел Чесноков постоянно исполнял соло и дуэтом произведения на фортепиано и скрипке. Братья Павел и Александр Чесноковы имели большой успех в этих концертах. Более того, Павел считался первым скрипачом в Синодальном училище. Учился он всегда на отлично, и в 1895 году окончил Синодальное училище с занесением его имени на «Золотую доску».

Из стен Синодального училища выходили не только высокообразованные регенты, учителя пения и певчие, но и композиторы духовной музыки. Пробует свои силы в композиции и Павел Чесноков. И уже в Успенском соборе начинают петь сочинения Чеснокова. Первые духовные произведения писались под впечатлением древних напевов и приёмов «старого мастерства» и встречались с особым вниманием со стороны С.Смоленского, который «берёг и лелеял» нарождающийся талант. В 1897 году появился и первый отзыв на исполнение сочинения 20-летнего Павла Чеснокова (в «Московском листке»): «Г-н Чесноков — талантливый юноша… обе его вещи — «Херувимская» и «Достойно есть» обнаруживают композиторские способности и желательное национальное направление». Именно в эти годы (1897—1898) П.Чесноков написал две «Херувимские», две причастные: «О Всепетая Мати» и «Высшую небес». Все они были посвящены любимому учителю Степану Васильевичу Смоленскому.

Семнадцатилетним молодым человеком начинает свою педагогическую, композиторскую деятельность Павел Чесноков. «Поселился я в здании родного училища, рядом с первым моим другом Степаном Васильевичем… Стал ходить в школы, и стал я заниматься с мальчуганами. Интересное занятие… Кажется, не было такого типа школы, в котором я не занимался бы педагогической работой». (Из письма брату Александру.) С.Смоленский ходатайствует о разрешении принять Чеснокова на работу в Синодальное училище учителем сольфеджио, а с 1898 года Павел Чесноков начинает преподавать в родном училище ещё один предмет — церковное пение. В 1901 году он получает новую должность — «исполняющего обязанности помощника регента» при Синодальном хоре. К 1902 году в Синодальном хоре, регентом которого был В.Орлов, помощниками регента были: Данилин, Кастальский и Чесноков! А.Преображенский в письме С.Смоленскому пишет: «Теперь у Синодального хора целых четыре регента»… Действительно, взаимоотношения четырёх регентов были непростыми. В 1904 году Чесноков и Данилин оставляют Синодальный хор.

П.Чесноков начинает работать сначала с хором церкви Космы и Дамиана, затем с хором Церкви Троицы на Грязях. Работа именно с этим хором совпала по времени с наивысшим расцветом композиторского и регентского таланта Чеснокова.

К 1910-м годам Павел Чесноков известен всей Москве не только как выдающийся регент Церкви Троицы на Грязях, но и знаменит на всю Россию как духовный композитор. С.Смоленский в своих мемуарах упоминает неоднократно: «Паша Григорьевич Чесноков несомненно талантлив, знает хор. Я считаю Пашу выше Кастальского по дарованию». Однако формирование Чеснокова как композитора происходило достаточно трудно: «Ему не давал покоя «комплекс недоученности».

После окончания Синодального училища Чесноков занимался композицией сначала с М.Ипполитовым-Ивановым, а в 1900 году впервые состоялась встреча с С.Танеевым, знаменитым русским композитором. И, будучи уже известным регентом и автором большого количества духовных сочинений, в возрасте 36 лет Чесноков поступил в Московскую консерваторию (в класс композиции С.Василенко). В списке созданных им в это время «светских» работ: «Увертюра на русские темы», опера «Купец Калашников», музыкальная поэма для соло, хора и оркестра «Потоп», обработки народных песен.

Но в творческой биографии церковного композитора Чеснокова можно назвать выдающимся 1907 год, когда было написано 7 опусов духовной музыки (а это более 70 произведений!) Чесноков много издаётся и столь же много о нём пишут. «Глубокое проникновение в духовные древние церковные мелодии, ясная, чистая и красивая гармония, великолепное знание хора — вот достоинства г-на Чеснокова как композитора…». Ещё одним «урожайным» годом можно назвать 1912 год, когда были написаны 7 опусов! В 1916 году, когда шёл третий год войны, П.Чесноков создаёт ряд сочинений, желая поддержать усиленные молебствования в стране: «Во дни брани», «Последование молебного пения ко Господу Богу, певаемого во время брани против супостатов». Последними дореволюционными сочинениями стали — Всенощная и Литургия (обычного напева), посвящённые Каютову.

Всю жизнь сохранялась обычно связь с Синодальным училищем его учеников. П.Чесноков, пройдя все этапы — от ученика до преподавателя — также оставался благодарным своей школе и особенно своему учителю и другу Степану Васильевичу Смоленскому. По инициативе Чеснокова в 1912 году было создано Общество бывших воспитанников Синодального училища, которое решило установить бюст-памятник Смоленского в училище, а также организовать концерты хора из сочинений выпускников училища.

1917 год для Чеснокова стал пиком славы: его композиторское творчество находилось в самом расцвете. Весьма успешно протекала и его регентская деятельность. Начав ещё в 1913 году обобщать свой опыт в «Заметках регента», к 1917 году он приходит к мысли о книге. Прямых свидетельств о том, как Чесноков воспринял революцию, нет. Но всё, что осталось за гранью 1917 года, пришлось «предать забвению» или усиленной ретуши в композиторском наследии. Синодальный хор ещё продолжал петь за службами, и последний раз пел он в Успенском соборе на Пасху 1918 года.

В январе 1919 года в Москве начали работать два государственных хора: первый — под управлением И.Юхова, а второй — под управлением П.Чеснокова.

В 1921 году Чесноков возглавил Государственную хоровую капеллу, а в 1924 году стал руководителем хорового класса в Московской государственной консерватории.

В 20-е годы на фоне жёсткой борьбы с Церковью развилась практика духовных концертов, которые обычно проходили в приходских храмах в свободное от служб время. Одним из храмов, в которых проводились такие концерты, была церковь Флора и Лавра у Павелецкого вокзала. В этих концертах можно было увидеть выдающихся «синодалов», в том числе и Чеснокова. Из воспоминаний 1919 года: «Вчера был в церкви Гребневской Божией Матери. Пел «Художественный квинтет» одного из талантливейших духовных композиторов П.Г.Чеснокова, с его личным участием. Служили ещё трое самых голосистых протодиаконов: К.Розов, Китаев и Солнцев…». Или ещё (1920 год): «Отправился в свой приходской храм Спаса в Пушкарях, где была совершена Всенощная по чину Успенского собора. Пел прекрасный хор под управлением знаменитого регента и выдающегося композитора Павла Чеснокова. К.Розов исполнил соло «Блажен муж», «Ныне отпущаеши» и новое чесноковское произведение «Спаси, Боже, люди Твоя». Словом, это больше походило на концерт, чем на богослужение».

Чесноков продолжал регентовать в разных храмах вплоть до конца 20-х годов. В 1920 году прихожане храма Василия Кессарийского приносят ему в письме свою высокую благодарность.

Хор церкви Святого Василия Кессарийского стал последним хором, с которым Чесноков проработал до 1928 года, а теперь навсегда расставался со своей регентской деятельностью. «…И долго будем оплакивать своё лишение того высокого духовного услаждения и благостного утешения, кои мы получили тогда, когда вы руководили нашим церковным хором…» (из прощального письма прихожан церкви). В 1925 году широко отмечалось тридцатилетие композиторской деятельности Чеснокова. Более 40 поздравлений со всей России было прислано в адрес композитора. В одном из них говорилось: «Ваше имя тесно связано с каждым, даже мало музыкальным человеком, и нет того глухого угла в необъятной России, где бы не наслаждались плодами вашего творчества». «Шествуй с богом по пути царя Давида, наш дорогой псалмопевец Павел». В подарок Павел Григорьевич получил икону. Тридцатилетие своей творческой деятельности Чесноков отмечал дважды: в 1925 году как регент и духовный композитор, в 1926 году как дирижёр и композитор — в светских кругах. Второе празднование также имело большой резонанс. Тогда же, в 1926 году, практически закончилось его композиторское творчество: последним духовным произведением стал опус 53 — Шестопсалмие, «Сподоби, Господи»…

В годы антицерковной пятилетки (1932—1937), когда Чесноков испытывал большие материальные и моральные трудности, за границей его сочинения издавались и пользовались большим успехом. Брат Александр писал из Франции: «Не преувеличивая, я скажу тебе, что ни один из советских композиторов не исполняется здесь столько, сколько ты. Здесь предпринято переиздание почти всех твоих произведений для удовлетворения спроса из Америки, Азии и Европы».

В 30-е годы Чесноков руководит хором при филармонии, а в 40-е военные годы занимается педагогической работой в Московской консерватории с теми студентами, которые не уехали в эвакуацию.

В 1945 году, по случаю интронизации Патриарха Алексия, патриарший хор исполнил программу, состоявшую из шедевров русской православной музыки, в числе которых прозвучали сочинения Чеснокова: «Благослови, душе моя, Господа», «Ангел вопияше», «Разбойника благоразумного». Это был первый духовный концерт после столь долгого перерыва. Но до этого концерта Павел Григорьевич не дожил: он скончался в Москве в 1944 году от инфаркта миокарда. В 1947 году состоялся вечер памяти П.Г.Чеснокова. С докладами о жизни и творчестве учителя выступили ученики Чеснокова — К.Птица и С.Попов. Прозвучали сочинения Чеснокова, но среди них не было ни одного духовного. А между тем, из 56 опусов композитора 38 являются духовными и охватывают почти весь круг церковного богослужения. Чеснокову принадлежат: семь Литургий, четыре Всенощных, две Панихиды, песнопения отпевания мирян, многочисленные гармонизации различных распевов (знаменного, греческого, киевского — множество Херувимских, тропарей, прокимнов, богородичных, причастных и др.

Но было бы несправедливо не упомянуть в этой статье ещё об одном даровании Чеснокова. В процессе анализа состояния церковного хорового пения и осмысления своей регентской деятельности явилась в свет книга «Хор и управление им». Итог многолетних трудов П.Чеснокова. К 1930 году книга в полном объёме была готова к печати. Однако книгу отказывались печатать, ссылаясь на её аполитичность. И только в июне 1940 года эта замечательная книга вышла в свет в Советском Союзе тиражом в 3000 экземпляров. Книга эта занимает значительное место в церковно-певческом наследии Чеснокова. Как говорил сам Павел Григорьевич, «настоящий труд вынашивался в муках и радостях постоянной 25-летней работы». Книга была посвящена памяти учителя и друга Степана Васильевича Смоленского. Чесноков не оставил в этом научном труде ни одной проблемы регентского дела без пристального внимания, благодаря чему мы имеем возможность не только познакомиться с убеждениями и взглядами автора, но и получить впечатление о том времени, когда русское церковно-певческое искусство поднялось на самую высокую ступень своего развития. Практический опыт Чеснокова-регента необыкновенно ценен. Его взгляды как непревзойдённого знатока хора, как представителя славной регентской школы Московского Синодального училища достойны самого пристального внимания всех, кто трудится и сейчас на ниве церковного богослужебного пения.

Наталия Кузина.

> В начало страницы <