Сайт издательства TARBEINFO – РУССКИЙ ТЕЛЕГРАФ
Ежемесячная газета "Мир Православия" №11 2001
> в документ <  вернуться  > в меню <

У ИСТОКОВ ЦЕРКОВНОГО ПЕНИЯ

На рубеже столетий

Церковные композиторы
конца XIX – начала XX века

Расцвет русской музыкальной жизни во всех ее проявлениях в конце XIX – начале XX века делает этот период одним из уникальных в мировой музыкальной истории. И наше церковное пение, как часть русской музыки, своего рода «автономная область» ее, не могло остаться незатронутым этим мощным приливом веяний, открытий и талантов.

Чайковский, Римский-Корсаков, Рахманинов, Гречанинов, наши композиторы-классики, – все они отдали дань церковной музыке. Их сочинения, тем не менее, были тогда и остаются ныне далеко не всегда доступными церковным хорам: сложности партий, высокие профессиональные требования к певческим голосам, не говоря уже об эмоциональном, романтическом, не вполне церковном характере музыки.

Вспомним же имена, менее известные в музыке светской, но хорошо знакомые поющим и интересующимся церковным пением – имена людей, часто полностью и исключительно посвятивших себя этой области, чьи песнопения поются церковными хорами и сегодня.

Прот. Михаил Александрович Виноградов

Из церковных композиторов более старшего поколения назовем протоиерея Михаила Александровича Виноградова (1810-1888) – организатора и регента Рязанского архиерейского хора, автора 37 духовно-музыкальных сочинений. Широко известна его «Милость мира» – торжественная и звучная.

Гавриил Иоакимович Ломакин (1812-1885) – крепостной графа Шереметева, регент графской капеллы. Преподавал пение в Придворной певческой капелле и других петербургских учебных заведениях. В 1862 г. на собственные средства открыл в столице бесплатную народную школу пения. Ему принадлежат две полные Литургии – столпового и греко-киевского распевов, Всенощная и другие песнопения.

Регент Исаакиевского собора в Петербурге Григорий Федорович Львовский (1830-1895) был, по отзывам современников, отличным знатоком церковной музыки, ревнителем ее чисто православных традиций. Автор 66 духовных сочинений и переложений (в том числе «Господи помилуй» при Воздвижении Креста).

Евстафий Степанович Азеев (1851-1918) был учителем пения и регентом Придворной певческой капеллы в Петербурге. Много работал в области изучения древних церковных напевов, их связи с народным многоголосием.

Александр Димитриевич Кастальский

«Творить хорошую церковную музыку могут только таланты, и то – при наличии способности проникнуться духом богослужебных текстов и особым колоритом церковных служб», – так писал один из самых выдающихся церковно-музыкальных деятелей этого времени – Александр Димитриевич Кастальский (1856-1926). Сын московского священника, он получил образование в Московской Консерватории у Чайковского и Танеева. 30 лет своей жизни Кастальский отдал Московскому Синодальному училищу церковного пения. Об этом учебном заведении и о Синодальном хоре, при котором оно было открыто, нельзя не упомянуть, говоря о церковном пении в России. Синодальный хор, ведущий свое начало от хора патриарших певчих дьяков (XVI в.), был одним из старейших русских профессиональных хоров. В отличие от петербургской Придворной певческой капеллы это был московский центр церковного пения. Издревле хор этот пел в Успенском соборе Кремля. Для обучения малолетних певчих при нем и было открыто в 1830 г. училище. Переломным моментом в истории Синодального хора стал 1886 год, когда его руководителем был назначен талантливый регент В.С.Орлов, а его помощником – молодой Кастальский. Директором Синодального училища был тогда известный церковно-музыкальный деятель С.В.Смоленский. Энергичная работа этих трех музыкантов приблизила уровень преподавания в училище к консерваторскому. Сразу же вырос исполнительский уровень и самого хора. Замечательное пение принесло ему широкую известность за границей и горячую любовь дома. В 1911 г. хор с выдающимся успехом гастролировал в Риме, Флоренции, Вене. Его выступления были неизменным триумфом русской церковной музыки. При училище существовал «Наблюдательный совет», ведавший деятельностью всех остальных церковных хоров Москвы, следивший за чистотой стиля исполняемых при богослужении произведений. С Синодальным хором и училищем связана целая плеяда знаменитых русских музыкальных имен. И, прежде всего, имя Кастальского – церковного композитора, регента, фольклориста, директора Синодального училища и профессора Московской Консерватории. Родоначальник нового направления, своего рода «школы», Кастальский в своих сочинениях возрождал формы древнего знаменного пения, искал пути реставрации древнерусского певческого искусства, добиваясь настоящей церковности, органичного соподчинения музыкальной ткани молитвенному слову. Кастальскому принадлежат упрощенные обработки излюбленных монастырских напевов и оригинальные сочинения числом до 400.

Один из лучших выпускников Синодального училища, окончивший его с золотой медалью – Павел Григорьевич Чесноков (1877-1944). Сын московского регента, с 5-летнего возраста певший в церковном хоре, он обладал выдающимися способностями. После окончания училища Чесноков поступил в Московскую Консерваторию, где впоследствии был профессором до конца жизни. Его духовные сочинения – золотой фонд нашей церковной музыки – более 90 произведений для церковных хоров, среди них Литургия, Всенощная, Панихида и многое другое. Чесноков, как никто другой, умел выразить в хоровых созвучиях свет и радость православного богослужения.

 

Александр Андреевич Архангельский

Одно из самых славных имен русского церковно-певческого дела – Александр Андреевич Архангельский (1846-1924). Жизнь его – безраздельное и преданное служение церковному пению. Выросший в семье священника Пензенской губернии, Архангельский с детства слышал песнопения всего богослужебного круга. Уже в 16 лет юноша становится регентом местного архиерейского хора. Пензенская духовная семинария, затем Придворная певческая капелла… В 1880 г. Архангельский сформировал в Петербурге свой собственный хор. Именно в этом хоре впервые в русской церковно-певческой практике голоса мальчиков (дискантов и альтов) были заменены женскими. До этого мужчины и женщины вместе в церковных хорах не пели. Идея Архангельского нашла подражателей, тем более что исполнительский уровень его хора был невероятно высоким. Хор имел обширный репертуар, много пел в храмах и в концертах. Сам Архангельский развернул активную просветительскую и общественную деятельность – проводил грандиозные концерты соединенных церковных хоров, был председателем «Церковно-Певческого Общества», гастролировал со своим хором в России и за границей. Велико и его композиторское наследие – 4 полных Литургии («Обиходная», «Заупокойная», «На старинные напевы» и Преждеосвященная), 2 Всенощные, Панихида, множество различных песнопений. Простота и стройность звучания, эмоциональная сдержанность и доступное изложение определили сочинениям Архангельского прочное место в репертуаре церковных хоров.

Конец XIX и начало XX столетия в русском церковном пении – время сложное, во многом переломное. Богатство вековых традиций и порыв к чистым родникам церковных древностей, признанные авторитеты и молодые таланты, западные и чисто русские стили – всего было вдоволь на широком горизонте русского церковного пения. «О грядущем нашего церковного песнотворчества могут только погадать…», – писал тогда Кастальский, – «…Желали бы мы иметь такую церковную музыку, которую нигде, кроме храма, нельзя услыхать, и которая так же отличалась бы от светской музыки, как богослужебные одежды от светских костюмов».

В.Хорецкая

 

> в документ <  вернуться  > в меню <