ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№7 (52)
июль 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



РСХД в Эстонии

Предлагаемая читателю серия статей о деятельности РСХД в Эстонии не является новым исследованием и содержит в основном факты и воспоминания, уже публиковавшиеся в различных изданиях (в первую очередь речь идет о работах С. Г. Исакова, Б. В. Плюханова, воспоминаниях В. В. Зеньковского, И. А. Лаговского, Т. П. Милютиной, Н. К. Фельдман-Кравчёнок, Марии Плюхановой, В. М. Кругловой, К. С. Хлебниковой-Смирновой, о. Александра Киселёва). Здесь они лишь собраны в хронологической последовательности и расставлены акценты работы Движения на эстонской земле, поэтому статьи имеют обзорный характер и не исчерпывают весь известный на эту тему материал. Их цель в другом – продемонстрировать читателю огромную разницу между тем, как православное религиозное сообщество Эстонии сознавало себя в 20-30 гг. ХХ в. и тем, что представляет оно сейчас в Эстонии.

Сегодня, когда тьма духовного невежества покрывает умы большинства взрослых, когда фактически никто не занимается систематическим духовно-нравственным образованием молодежи в Эстонии, когда черствеет душа, когда культура становится всё более пластмассовой, а примитивизм становится нормой мышления, когда педагог видит свою задачу лишь в том, чтобы натаскать ученика, как собаку, на формальный результат, очень интересно читать о деятельности РСХД в Эстонии и Прибалтике в прошлом. Сегодня, когда духовные проблемы молодежи приобретают крайне уродливые формы самовыражения, от истерической, эстетически пошлой и бесплодной масскультуры до дикого, варварского, первобытно-животного и тупого национализма в виде движения скинхедов (в том числе в Эстонии), удивительно узнавать, что всё может обстоять по-иному.

Для тех, кто размышляет над этой проблемой и пытается что-то сделать на ниве духовного просвещения юношества, очень важно оглянуться на опыт времен, когда условий для позитивного строительства личности человека было гораздо меньше, чем сейчас.

Русское Студенческое Христианское Движение (РСХД) – объединение молодых людей, решивших посвятить себя переустройству своей жизни на основе Христовой Правды. Один из духовных руководителей Движения, протоиерей Сергий Булгаков, говоря о целях Движения, замечал, что «понять задачи и цели нашего Движения в их положительном отношении к Церкви и миру значит увидеть их и нас самих в свете, который падает с высоты. Но свет от солнца, а наше Солнце Христос, Свет Истинный, просвещающий и освещающий всякого человека, грядущего в мир».

Двадцатые-тридцатые годы прошлого века для русской интеллигенции в эмиграции особое время. Это время, с одной стороны, очень трудное (и в экономическом, и в психологическом смысле), но и очень важное в плане осознания духовных основ русской культуры. Говоря о задачах Движения, прот. Сергий Четвериков писал: «Мировая война и революция произвели глубокое потрясение в русской душе, и, в частности, в душах русской молодежи. Молодежь была выброшена из мирного уюта домашней и школьной жизни и была поставлена лицом к лицу со всеми ужасами войны и революции. Дорогие связи, дорогие святыни были грубо поруганы и растоптаны. У многих утратилась вера в добро, в высшую правду, в справедливость, в Бога. С этой опустошенной и разбитой душой, иногда с душой озлобленной, а иногда и с открытым неверием молодежь приехала за границу. Но нельзя было оставаться с таким состоянием души. Инстинкт жизни, добра, правды, любви не мог не заговорить снова в душе. Снова появились в молодых сердцах ростки веры и надежды, снова стала крепнуть вера в Бога, в добро. Душа жаждала исцеления и умиротворения. И она, естественно, обратилась к Евангелию, как к тому спасительному источнику, откуда она могла почерпнуть свое духовное возрождение».

В этот период эмигранты находились между молотом и наковальней: с одной стороны большевистская Россия, куда путь заказан, а с другой независимая Эстония, где место для русского сознания на ландшафте общественной жизни изначально не предусматривалось. Эти тиски, как ни парадоксально это звучит, сослужили хорошую службу для самоопределения нового религиозного сознания. Они помогли вырабатывать новый взгляд на смысл культуры, исходя из трагического опыта революции. Этот новый взгляд, по мнению идеологов Движения, состоял в том, что вся жизнь человека должна быть освящена церковью, а разрыв между светской и духовной культурой должен быть преодолён, поскольку именно он привел к расколу русского ума и, как следствие, – к крушению России.

Нужно сказать и о том, что идея Движения родилась органическим образом, а не была привнесена извне какой-либо организацией, структурой или партией. Как справедливо писал профессор В.В. Зеньковский, «Движение не выдумало, не изобрело эту идею, а получило её в наследство от всей русской религиозной мысли XIX и ХХ веков». Само участие в Движении выражало потребность души в осмысленном бытии.

Отметим также, что движенцами были в основном молодые люди, хотя среди руководителей хватало людей старшего поколения. Руководители верили в то, что молодежь с новым христианским сознанием понадобится новой России. РСХД таким образом занималось не самокопанием, нытьем и ностальгией по утерянному, но было направлено в будущее.

Движение представляло собой редкое единение вокруг Церкви богословской научной мысли в лице профессорского состава, энергии юношества в лице учащейся молодежи и пастырского опыта в лице духовенства. Это единение, неразрывность интеллектуальной мысли с мистикой литургии, было положено как основание Движения на первом съезде в Пшерове в октябре 1923 г. «Пшеров, писал В.В. Зеньковский, стал священным знаменем Движения, а не только сладостным воспоминанием, с Пшеровом связана в Движении его чистая и беспредельная преданность Церкви, его безмолвно, но твердо данное обещание отдать свою жизнь на службу Церкви».

Деятельность христианского движения в Эстонии была очень разнообразной и носила не только религиозный, но и культурно-патриотический характер, способствуя утверждению русского национального самосознания и распространению русской культуры. Здесь нужно сказать, что движение, будучи неполитической организацией, тем не менее, в силу своего мировоззрения, имело антисоветскую направленность и одной из своих задач считало обличение советской лжи. Добавим тут же, что по своему духу Движение носило и антифашистский характер.

Центр движения находился в Париже, возглавляли его известные русские религиозные философы и историки В.В.Зеньковский и Н.А.Бердяев. Духовным руководителем движения стал протоиерей Сергий Четвериков. Позднее к руководству Движением примкнули о. Сергий Булгаков и И.А.Лаговский.

Первый кружок РСХД в Эстонии был основан в Таллине в 1924 г., но вскоре отделения движения создаются в Таллине, Тарту, Нарве, Печорах, Валга. Официальное рождение «РСХД Эстонии» состоялось в 1929 г., когда был зарегистрирован его устав, как культурно-просветительской организации. Административно РСХД Эстонии было совершенно автономно; управлялось своими выборными органами, а каждый местный кружок в городах жил своей жизнью. Во главе кружка находился выборный комитет, переизбираемый каждый год. Главными и объединяющими событиями в деятельности РСХД были съезды. Прибалтика в структуре РСХД занимала особое место, поэтому, помимо общих съездов европейских организаций Движения, отдельно проходили прибалтийские съезды.

Первый Прибалтийский съезд прошел с 1 по 6 августа 1928 г. в Спасо-Преображенской пустыни под Елгавой. Монастырские стены определили характер и всех дальнейших встреч: интеллектуальное паломничество, совмещавшее в себе ежедневное храмовое богослужение, исповедь, причастие и научно-просветительские дебаты. Движенцев из Эстонии на этом съезде возглавлял протоиерей Иоанн Богоявленский.

Второй Прибалтийский съезд с 4 по 11 августа 1929 г. проходил в Псково-Печерском монастыре, который, как известно, находился тогда на территории Эстонии. Съезд собрал около 270 движенцев. Среди гостей съезда были такие известные люди, как профессор В. В. Зеньковский, дьякон Л.Н.Липеровский, протоиерей Сергий Четвериков и И.А.Лаговский. Одной из главных фигур съезда стал наместник монастыря епископ Иоанн (Булин), который взял на себя духовное окормление движенцев.

Основу съезда составили тематические доклады по самому широкому спектру духовных проблем. Далее работа концентрировалась в кружках-семинарах, на которые разбивались участники съезда. В деловой части председатель съезда Л.А.Зандер высказал важную, программную мысль Движения: из братства людей, изучающих христианство, РСХД становится братством делающим, созидающим, а потому необходимо осознание ответственности за пополнение Чаши Христовой Веры.

Важной составной частью съезда стали краеведческие доклады и экскурсии по окрестностям монастыря, а также в соседний Изборск, откуда в ясную погоду был виден древний Псков. Сам монастырь, в силу исторических причин оказавшийся как бы православной Россией в Эстонии, занимал особое место в умах движенцев как место, откуда видны и в буквальном, и в духовном смысле прошлое и настоящее. «С этого дня, с видения Святой Руси, пишет один из участников съезда, начался «праздник съезда», великий взлет веры и любви, который... рос и ширился до самого конца съезда; он сломал лед самых холодных душ, сделав верующими неверующих, указал смысл жизни искавшим его и явил нам в своей высшей точке ослепительную истину торжества православия».

Финалом съезда стал доклад отца Сергия Четверикова «Таинство Евхаристии как средоточие жизни христианина», исповедь и причастие движенцев.

Самым существенным итогом съезда стала идея практического движения по пути христианского делания в конкретной исторической ситуации, в конкретных условиях. Из нее вытекала необходимость развивать идеи движения на местах в форме кружков, что в свою очередь должно было дать толчок не только к духовному, но и общекультурному развитию молодежи, а также к формированию осмысленной педагогической деятельности.

Третий съезд РСХД в Прибалтике проходил вновь в Эстонии – в Пюхтицком монастыре – с 24 по 30 июля 1930 года. Среди участников были делегаты из Эстонии, Латвии, Литвы, Финляндии, Чехии и Франции общим числом около 270 человек. Съезд состоял из двух частей: деловой и общей. В ходе деловой части отмечалось, что Движение не мертворожденное дитя, оно ширится и растет, оно находит отзвук в душах молодых людей, оно востребовано современным русским сознанием, но вместе с тем Движение развивается и действует не ради самого Движения, а ради Христа. В этом тезисе подчеркивалась важная особенность Движения: оно не клуб, не форма досуга молодых людей, не развлечение. Движение – выражение христианской жизни.

Нужный тон общей части съезда задало вступительное слово В.В. Зеньковского: «Мир должен найти свою правду в Церкви. И этот проснувшийся мир, нашедший свою правду в Церкви, должен быть нашей «землей обетованной», нашим идеалом, конечной целью наших стремлений. И к ней мы обязаны стремиться, бесстрашно делая свое дело».

Днем традиционно звучали доклады и работали семинары, вечером работа продолжалась в комиссиях, заслушивалась информация о практической работе Движения. Спектр тем для обсуждений и дискуссий был необычайно широк: тело – храм Божий, трагедия современной культуры, о духовных основах народности и опасностях национализма, о положении церкви в СССР, о путях русской молодежи, об истории Движения, о многообразии жизненных путей русских святых, о православии, его друзьях и врагах, о религиозно-педагогической деятельности, о браке.

Сразу после окончания съезда в Пюхтицах по почину Нарвского Епархиального управления прошел съезд православного духовенства эстонской церкви из Таллинна и Принаровья, а 25 августа в Печерском монастыре – аналогичный съезд для духовенства Печорского края. На съездах с докладами выступили В.В. Зеньковский (о внимании к православию среди всего христианского мира), И.А. Лаговский (об основах религиозной работы с молодежью) и о. Сергий Четвериков (об основах пастырской работы).

Помимо общеприбалтийских съездов встречи проходили и в рамках одной страны. Так, например, тематический зимний религиозно-педагогический съезд Прибалтики был разделен на две части: латвийскую и эстонскую. Первая часть прошла в декабре 1930 г. в Риге, а в феврале 1931 г. в Ревеле. Встречи по религиозно-педагогической тематике, естественно, в центр своего внимания ставили проблему школьного образования: школа как духовная семья, вопросы пола, детское сознание под ударом безбожия, создание здоровой школьной атмосферы, свобода личности и ответственность школьника – вот круг проблем этих дискуссий. Таким образом, Движение, родившееся изначально в студенческой среде, по мере развития дела стало понимать свою задачу шире – христианское воспитание молодежи вообще, от детского сада до выхода молодого человека в самостоятельную жизнь. Разумеется, при этом менялся масштаб дела, появлялись новые педагогические проблемы, которые требовали и теоретического осмысления, и проверки практикой.

Продолжение следует.

> В начало страницы <


>