ЕЖЕМЕСЯЧНАЯ
ГАЗЕТА "МИР
ПРАВОСЛАВИЯ"
№8 (53)
август 2002


САЙТ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ В ПРИБАЛТИКЕ
Союз писателей России – Эстонское отделение
Объединение русских литераторов Эстонии
Международная литературная премия им. Ф.М. Достоевского
Премия имени Игоря Северянина
Русская община Эстонии
СОВЕРШЕННО НЕСЕКРЕТНО
На главную страницу
 



РСХД в Эстонии

(Продолжение. Начало находится здесь).

Четвертый Прибалтийский съезд, в котором принимали участие движенцы из Эстонии, прошел в Латвии в старинном имении Вощининых «Лоберж», недалеко от Резекне, с 6 по 12 июля 1931 г., а пятый вновь собрал движенцев в монастырской ограде Пюхтиц. В конце июля 1932 г. сюда съехалось 160 человек, меньше, чем в прежние годы. На то были свои причины: экономический кризис и правительственные препоны. Разрешение от властей на проведение съезда было выдано при условии, что съезд займет не более семи дней (вместо десяти планировавшихся), а визы для участия в съезде секретарей РСХД из Парижа были выданы всего лишь на пять дней.

Общая тема пятого съезда – «Смысл жизни». На общей части съезда прозвучали доклады В. В. Зеньковского «Служение церкви» и «Познание себя», протоиерея Сергия Четверикова «Познание Бога» и монахини Марии (Скобцовой) «Наш путь». Идейную линию этого съезда несколько позже подчеркнул протоиерей Сергий Четвериков в статье «После съезда», сославшись в ней на материалы одного из семинаров съезда по социальной работе: «Людям трудно понять, что религиозная жизнь сама по себе, а особенно жизнь христианская, православная, может быть ценностью, бесконечно превышающей все другие ценности государственной и общественной жизни». Таким образом, на съезде утверждалась самоценность духовно-религиозной жизни, ее свобода и необусловленность факторами мирского бытия. Семинары касались вопросов аскетики, Евангелия, литургики и литературы.

«Семинары проходили очень оживленно, – вспоминает одна из участниц съезда, – задавались вопросы, шёл обмен мнениями... Не следует думать, что молодежь, собравшись в монастыре, только молилась и слушала религиозные доклады. Мы все охотно посещали утренние и вечерние службы, умилялись чудесному монастырскому хору, участвовали в докладах, комиссиях и семинарах, которые все проходили на лугу за оградой монастыря. Но у нас еще оставалось много свободного времени. Крестным ходом мы почтили братские могилы русских воинов, посетили часовню у старого дуба, где явилась Богородица и где потом нашли икону Её Успения, смотрели обновляющиеся иконы. Собирали в ближнем лесу чернику и землянику, для украшения храма приносили васильки, купались в историческом Чудском озере, поочередно дежурили на кухне, качались на качелях, лазили на вышку, откуда видны были шесть холмов России, а главное – знакомились друг с другом, обсуждали доклады и свою жизнь в Латвии, Эстонии, Финляндии, говорили о работе в приходах, о прочитанных книгах – словом, вели разговоры на различные темы.»

Однако для окружающего мира многое в работе Движения оставалось неясным и подозрительным. Настороженность властей по отношению к деятельности РСХД выразилась позднее в эстонской прессе, где в некоторых заметках говорилось о том, что под флагом религиозного дела в монастырь собралась русская монархическая молодежь, руководимая эмигрантами из Парижа, для обсуждения вопроса о восстановлении старой России. В связи с этим Съезд Совета РСХД в Прибалтике вынужден был принять специальное постановление и более точно сформулировать ту часть устава, где говорилось о целях и задачах Движения. В нем подчеркивалось, что задачи движения религиозные, а не политические, главная цель движения – объединение верующей молодежи для служения Церкви, а также подготовка защитников веры и Церкви, борьба с современным атеизмом и материализмом.

В Латвии власти поступили ещё более радикально – в 1934 г. просто закрыли организацию, а движенцы подверглись преследованиям и арестам..

Характерно, что против дела РСХД, то есть против дела Церкви, солидарно выступали и прибалтийские националисты, и советские большевики. Например, намеченный на 1933 г. в Латвии летний съезд РСХД Прибалтики латвийскими властями не был разрешен, так как накануне советский консул заявил, что предполагаемый съезд будет носить враждебный по отношению к СССР характер. А после одной из прогулок группы движенцев, одетых в русские сарафаны и вышитые рубашки, к границе близ Нарвы ТАСС сделало запрос: «Почему Эстонское правительство разрешает военные демонстрации вдоль границы?»

Шестой съезд РСХД с 5 по 12 августа 1934 г. проходил также в Эстонии, недалеко от Тарту. На неделю работы по общей теме «Христианство и современность» было намечено десять докладов и пять семинаров. Общая структура съезда предполагала, что утренние часы должны быть посвящены идеологическим докладам о современности, а вечерние часы – ответам на вопросы участников съезда.

В 1936 г. с 7 по 12 августа проходил общий съезд РСХД Эстонии. Устроили его в Каарепере, в 80 км от Тарту, в помещении школы. На таких съездах вне монастырских стен, как правило, устраивали временную домовую церковь, в которой служил священник съезда. Съезд 1936 г. был посвящен памяти деятелей русской религиозной культуры. На утренних собраниях съезда звучали доклады на духовно-религиозные темы, в рамках съезда работали два семинара, которые стали подготовкой к заключительному дню съезда – к исповеди и причастию.

Более скудна информация о дальнейших съездах. Известно лишь, что в 1937 г. съезд состоялся в Силламяги (Силламяэ). Его тема – «Пути русской культуры». Центральной проблемой, разбиравшейся на семинарах, был вопрос о противодействии безбожию среди молодежи. В 1938 г. близ Тарту прошел съезд, посвященный вопросам русской культуры и ее основам. Съезд ставил задачей повлиять на антирелигиозно настроенную часть населения, показав, что и интеллигентные люди могут жить вопросами веры.

Андрей ИВАНЕН

> В начало страницы <


>